От дурдома не зарекайся. Жуковский психоневрологический интернат

Марина Рассолова, Дмитрий Журавский
Люди без определенного права на жизнь

Вы когда-нибудь задумывались о судьбе бомжа, мимо которого прошли по дороге на работу? Не лучший вопрос для начала статьи, но все же. Не вдаваясь в детали жизни, доведшей сидящего в переходе попрошайку до такого, а просто о том где он живет, спит, что ест? Да и просто — как и чем этот человек живет?

А теперь представьте, что где-то есть целый дом таких же людей. Нет, полноправными бомжами их не назвать — им есть где жить, их кормят и даже дают какие-то вещи. Но в их случае, аббревиатура «без определенного места жительства» уступает место куда более страшной — «без определенного права на жизнь».

Кто-то из них успел пожить по-человечески — за обшарпанными стенами дома они были чиновниками, строителями, учителями. Кто-то же перешел сюда прямиком из детского дома. И все что знает об окружающей жизни — там, в городе, на улице Ленина живут отказавшиеся от него родители.

Речь в этой статье пойдет о психоневрологическом интернате Жуковский, что в Смоленской области. Его постояльцы, как в прочем и в любом другом похожем заведении, для окружающих — кто угодно, но не люди. Звучит страшно, но иногда этот статус подкреплен и официально. Правда формулировка в документах звучит помягче — недееспособный.

Когда один из постояльцев в пьяном угаре бьет своего соседа в грудь ножом, в интернат приезжают оперативники. Возбуждают уголовное дело, потом — суд. И переезд дебошира в соседний интернат — душевнобольных в России в колонию не отправляют. А через год все по новой. Новый сосед, новый нож, но все тот же алкоголь, без которого постояльцы уже не могут. А руководство интерната все устраивает — пьяных, и не имеющих права голоса (кто ж «психам» поверит?) обирать проще.

Мы расскажем о поездке в интернат наших корреспондентов в декабре прошлого года. Ну а о своей жизни по ту сторону забора расскажут сами постояльцы Жуковского.

Интернат

На входе сидит охранник. Вернее, должен сидеть — стул пуст. Так что мы, два корреспондента, спокойно прошли внутрь. Вообще говоря, не спокойно, а морщась от запаха и удивляясь: как тут можно находиться? Тошнота подкатывает, острый запах мочи буквально врывается в нос — без преувеличения: ни в каких больницах такого никогда не чувствовала.

Никто из медиков и работающих здесь не обращает на двух посторонних людей никакого внимания. Зато постояльцы оказываются более бдительными.

Встав со стульев в коридоре и прекратив свои увлекательные разговоры под употребление спиртного, они начинают следовать за нами. Молча, держась на небольшом расстоянии. Вереница становится все больше: здешние жильцы продолжают присоединяться.

Наконец, мы доходим до нужной комнаты. Здесь живет девушка, которая обратилась в редакцию с просьбой о помощи через «Контакт» (орфография и пунктуация сохранены, — прим. автора):

— Я хотела что бы вы написали про наш интернат что здесь творится какой беспредел я уже здесь живу 12.лет и за это время всего столько произошло что нет сил с этим бороться мы уже не знаем как что к кому можно обратится ,Может вы нам поможете ну напичатав статью про интернат. Смол.обл деревня Мощинки жуковский дом

Далее Наталья предупреждает (здесь пунктуацию и орфографию пришлось скорректировать для удобства понимания — прим. автора):

— Если будете ехать, то не говорите никому, а то они все будут готовы. Здесь всегда так. Вкратце тут воруют внаглую, в открытую. Как сам директор, так и сотрудники. С нас срезали питание плюс наше ЕДВ срезали.

Повара мало того что воруют сами, так ещё умудряются дать охране, чтобы те молчали и пропускали их. Порой, медикам дают наши продукты. Те повара и официантки, что здесь живут на посёлке, носят все в открытую даже по несколько раз в день. Либо сами, либо их мужья, или дети. Обманывают недееспособных — которых отоваривают. То есть тех, кому покупают что-либо, так как они сами не могут.

Доказательств у обратившейся не нашлось. Она объяснила это просто:

— Мы бы доказали всё, но не всегда бывает возможность их снимать на телефоны. Они просто как чувствуют и делают порой всё аккуратно. У нас один парень так заснял и ездил в прокуратуру. Он попал в Гедеоновку потом - его выдали просто.

Что ж, знакомые методы еще из детских домов: есть управа на всех, у кого стоят диагнозы — психбольница. Туда никому не хочется, особенно с плохой характеристикой из учреждения, где живешь. Там ведь могут написать — буянит, режим не соблюдает, лезет драться на персонал и прочее. Препараты и отношение будут соответствующими.

Через пару дней Наталья написала еще одно обращение:

— Скажите, пожалуйста, имеют ли право у нас забирать полностью пенсию и шантажировать? Типа если мы не подпишем им бумаги, что они носят нам в месяц по несколько раз, выкинут из интерната.

После этого мы уже решили наверняка, что надо ехать в интернат — поговорить на месте.

***

Итак, стучимся к девушке, звоним ей. Увы, телефон «поет» в комнате, а она не открывает. Компашка, что следила за нами, решается на разговор:

— Так вы к ней приехали? А зачем?

Объясняем, что журналисты. Они радуются и начинают помогать стучаться. Никто не открывает. Жестами показывают: наверное, напилась.

— А часто тут у вас пьют?

— Да постоянно. Что еще делать?

— Где спиртное берете?

— В домах, что рядом. Тут многие торгуют. Жить же им за что-то надо. А нам — развлекаться.

Жить за что-то?! За жизни людей, не всегда способных отличить хорошее от плохого. С их диагнозами спирт опасен более, чем для других. А если еще и на препараты... Кажется, поэтому так много убийств в интернатах.

  • 3 августа 2017 в Дрюцком психоневрологическом интернате мужчина зарезал свою сожительницу. До этого они вдвоем распивали спиртные напитки.
  • 7 ноября 2017 года женщину до смерти избила соседка по палате. Санитарки пытались скрыть этот факт, выдавая кончину за естественную.
  • 11 октября 2017 года — в Жуковском интернате мужчина зарезал соседа по палате.
  • Там же еще 1 января 2016 года ранее служивший в Афганистане мужчина зарезал другого постояльца интерната.
  • 3 августа этого года — снова поножовщина. Мужчина зарезал соседа.
  • Июнь 2010-го: сразу два убийства за один месяц в этом же жуковском интернате.

Это из того, что закончилось летальным исходом. А сколько прикрыто? Оказали помощь врачи и медсестры, да и полицию не стали вызывать. Страшно представить себе. Вот такое «лечение» получают душевнобольные люди.

Как устроена финансовая часть?

Об этом нам рассказали сами постояльцы. 75 % дохода, в основном это пенсия, идет на оплату стационарного обслуживания и некоторых социальных услуг.

Например, как рассказал нам мужчина (на видео) постояльцы платят за диспансеризацию, которой не было, юридические услуги и взыскание алиментов. Даже если никогда не обращались за подобной помощью. В документах прописано, что им выдают моющие средства, мыло и прочее на 611 рублей.

— А нам всего выдали рулон бумаги и мыло дешевое. 25 рублей и 7 рублей рулон. 32 рубля получается всего.

Все это терпели. Но почему стали сейчас сильно возмущаться? Все просто. Вместо льгот пенсионеры имеют право получать ЕДВ — единовременную выплату. Таким многие воспользовались. И вот с этой выплаты тоже стали забирать 75%.

— Чтобы мои копейки жалкие забрать... На руки получаю 2500 рублей. Вы хотите с этих копеек, с которых я покупаю обувь и лекарства, еще забрать... Вы бы оставили нас здесь голыми, босыми и наколотыми аминазином. Это транквилизатор парализующий.

Постояльцы жаловались на многое: плохой ремонт, неважное питание. Но это все еще терпели. А вот за ЕДВ готовы бороться.

Они писали в прокуратуру, однако, как оказалось, нарушения нет. По договору 75% идет интернату — с любого дохода. С любого так любого, даже с того, что дается вместо льгот. Но! Зачем тогда, как утверждали наши собеседники, их насильно и шантажом заставляют подписать документ, что они согласны на то, чтобы забирали деньги из ЕДВ? Все дееспособные через это прошли, по словам наших собеседников.

Многие, правда, перед камерой боялись говорить — люди запуганы психбольницей.

Финал прогулки

Наконец, нам решают провести экскурсию. Мы успели увидеть только текущий потолок в туалете, разбитую раковину в комнате и еще один сырой потолок — только в жилом помещении. Но тут уже кто-то доложил, наконец, охране о нашем присутствии с видеокамерой. Увы, пройти на непоказательную часть интерната не вышло. А очень интересно: если в показательной совсем «не очень», то что там?

Люди, которые здесь живут

Бывает в жизни всякое: тут впору сказать, что не только от сумы и тюрьмы, но и от психинтерната не зарекайся. Кто-то трудился в районной администрации, кто-то не справился со стрессом после Чеченской, Афганской и других войн. Скоро, вероятно, из Сирии народ подтянется.

— Я бывший десантник, просто заболел, — говорил нам молодой человек. ­ Тут пять десантников было. Двое умерли уже, правда. От спирта. Спились. Я в армии служил на Северном Кавказе, в Абхазии был, потом в Новороссийске...Ко мне мама приезжает, брат. Отец — раз в год на день рождения.

Есть и те, кто с детства по интернатам:

— Мама и папа живут на улице Ленина. Отказались от меня еще в роддоме. Потом я жил в одном детском доме, после — в другом, затем в Издешковский интернат определили и теперь сюда.

Другой жизни этот молодой человек никогда не видел. Хоть и утверждает, что за ним закреплено жилье, как за сиротой. Но ему оно почему-то никак не достается.

Вот и живет по режиму: отпросишься на полдня в город по магазинам (это свободно здесь, если дольше — тогда заявление надо писать) — и назад. Основное развлечение: гулять по коридорам. Ну и, как показывает практика, употребление спиртного.

А люди, как ни наивно звучит, вполне себе способны на другой образ жизни. При правильном подходе и направлении со стороны специалистов. Они пытаются здесь создавать семьи, обустраивать быт. Даже что-то вроде домашних питомцев заводят — прикармливают собак и кошек на территории интерната.

Но чего стоит видеозапись, которую прислала Наталья после того, как мы вернулись в Смоленск. Она, кстати, извинилась, что уехала в в день нашего визита в город и забыла телефон в комнате (или просто испугалась, что мы приедем? — прим. автора).

Так вот, видео о том, как мучительно умирает собака от действия мышиного яда. Отраву ей дали сотрудники интерната. Постояльцы сочувствуют бедолаге, они против этого. Наталья так и пишет: «Ведь это наши любимцы! Разве так можно?»

Но при этом никто не верит, что можно что-то изменить. Не верит, потому что слова людей с диагнозом против слов медиков ничего не значат. И потому за жестокое обращение с животными никого не накажут.

Пусть собакам в интернате не место, но если сравнивать со спиртным из соседних домов, то это точно меньшее зло. Уж лучше бы со стеклоочистительной жидкостью так боролись... Впрочем, зачем? Деревня живет, постояльцы вместо того, чтобы кляузы писать, употребляют. И мрут, как эта собака. От спирта, резни и ненужности.

Недовольство растет

Между тем, действиями руководства психоневрологического интерната не довольны и сами сотрудники. Жалобы в Трудовую инспекцию сыпятся одна за другой. То администрация выплаты выходного пособия «зажмет», то с зарплатами «нахимичит».

Проверяющие из трудовой инспекции приезжают в Жуковский в среднем раз в 3 месяца. Иногда нарушения находят, иногда — нет. Но о каких-то серьезных санкциях по отношению к руководству заведения речи не идет. Работники, повара и санитарки сильно не расстраиваются, и живут по принципу «обнесли тебя — обнеси другого». Отсюда и воровство с кухни, и другие мелкие неприятности.

А бонусом к ним — наплевательское отношение к своим обязанностям. Проверки интерната Роспотребнадзором дали просто ужасающие результаты. В еде, предназначенной для постояльцев, специалисты нашли кишечную палочку. Пробы почвы рядом с крыльцом здания показали наличие в ней паразитов.

Не лучше обстоят дела и с проверкой Минздрава. Медикаменты в сестринских хранятся с нарушением температурного режима. Речь, между тем, идет и о психотропных веществах. Какой эффект после этого они дадут на психику итак нездорового человека — загадка.

Недалеко от них пристроился и просроченный инсулин. Привет диабетикам, содержащимся в интернате. Скорее всего, последний.

Кого-то все устраивает

Ну а пока постояльцы интерната спиваются, а сотрудники учреждения выносят еду из столовой домой, у руководства все не так уж плохо. Три земельных участка, три жилых дома, один из них записан на жену. На нее же оформлена и уютная квартирка. Не страшны и многочисленные проверки — за последние 3 года интернат проверяли 25 раз. Инспекторы нашли несколько десятков серьезных нарушений, и... ничего.

То же самое и с убийствами. Почему-то следователей абсолютно не волнует, откуда у постояльцев на столе оказывается алкоголь. Кто из сотрудников это допустил, какие выводы сделало руководство из предыдущих убийств? Ответов на этот вопрос нет. Как нет и уголовных дел.

А зачем они? Зарезавшего по синьке соседа инвалида осудили. Осудят и следующего перебравшего дебошира. А остальные — пусть и дальше травятся самогонкой. Делать то в интернате им больше все равно нечего. Кому они нужны, отщепенцы общества. Хотя, история того же велижского чиновника должна бы и заставить задуматься его бывших коллег, а заодно и сыщиков. Сегодня ты в удобном кабинете, а завтра — его сосед по комнате. От дурдома, как и от тюрьмы — не зарекайся.

Депутаты хотят, чтобы к Смоленской области относились, как к Чечне

Игорь Владимиров

Народные избранники предлагают так же списать долги смолян за газ.
Депутат смоленской областной думы Андрей Шапошников попросил прокуратуру региона оспорить в суде невозвратных долги жителей Смоленщины за газ. Ранее СМИ сообщали, что компания «Газпром межрегионгаз Грозный» по решению суда должна списать с должников свыше 9 миллиардов рублей. Попытки добиться выплаты задолженности создавали социальную напряженность, заявила прокуратура Чечни.Шапошников привел такой пример, когда на прием к нему пришла пожилая женщина, которая живет

...

Звезде франшизы «Такси» подбил глаз уроженец Витебска

Дмитрий Журавский

Парень просто заступался за знакомых.
В ночь с 6 на 7 августа в московском баре «Войс» белорус поставил внушительный «фонарь» звезде франшизы «Такси» Сами Насери. Сами выпивал вместе с братом и друзьями, а после отказался платить за счет. Французского актера якобы не устроило обслуживание.В этом же клубе вместе с товарищем отдыхал и уроженец Витебска Олег Казаков. Он был знаком с администратором и официантами клуба. Увидев, что актер вместе с братом буквал

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх