Опасная зона: город-призрак в Прикамье никто не заселяет и не торопится сносить

Екатерина Зигзаг
Поселок Усолье построили в кратчайшие сроки, чтобы переселить туда людей из аварийного района Березников, но новые дома оказались непригодными для жизни

Мало кто знает о существовании в нашей необъятной стране особенно страшного закутка — города-призрака Усольский-2 или, как его называют местные, Усолья. Новый населенный пункт возвели в кратчайшие сроки, потратив на строительство полтора миллиарда рублей, однако жить в нем было невыносимо... Красивые, на первый взгляд, домики оказались убийцами.

Усольский-2

Вынужденные меры

В далеком 2006 году в Березниках (втором по величине городе Пермского края, известного соляным промыслом) на градообразующем предприятии «Уралкалий» затопило рудник. После ЧП земля в районе железнодорожной станции начала проседать, образуя большую яму площадью 320 на 440 метров и глубиной 90 метров. Каковы ее размеры сейчас, остается только догадываться, ведь она растет до сих пор.

«Провал, который за городом, такой глубокий, что старые елки на дне размером со спичку кажутся. По официальным данным, там погиб только ликвидатор. На бульдозере утрамбовывал бетон, которым залили, и его затянуло прямо вместе с бульдозером воронкой, как в песочных часах, на глазах у всех. Комиссия из Москвы приезжала, постояли на краю провала, покачала головами, решили закурить. Ну и говорят, пойдемте уж в сторону машин. Отошли 50 метров, и место, где стояли, прямо на глазах обвалилось», — рассказывает жительница другой половины Березников.

Провал грозил и близлежащим домам. Чтобы обезопасить население и расселить людей из опасной зоны, власти решили построить на правом берегу Камы новый микрорайон Усольский-2, на это из краевого и федерального бюджета выделили 1,372 млрд рублей. Если бюджет пилили (а разве может быть иначе?), страшно себе представить, сколько финансов осталось на возведение целого поселка.

Строительство в Усолье 89-ти (быстровозводимых!) каркасных двухэтажек, напоминающих картонные домики, поручили аж 5-ти подрядчикам из разных регионов: Вологды, Ростова, Переяславля-Залесского, Смоленска и Перми. «Провинившаяся» компания «Уралкалий» построила в здесь поликлинику и детсад.

Живи не хочу: не хочу!

В небольшие сроки все подрядчики закончили работы. Уже в 2007-м «Центр гигиены и эпидемиологии» провел анализы в домах вологодской серии, ПДК там не обнаружили, в 2009-м специалисты проверили дома ростовской, смоленской и переяславльской серий. Казалось бы, всё в норме, живи не хочу — но люди не хотели переезжать даже из своего аварийного жилья в эти «коробки», не внушающие доверия. Предчувствие их не обманывало.

С горем пополам был заселен 21 сборно-каркасный дом от вологодского застройщика, туда переселились 93 семьи, остальные 68 «коробок» пустовали. Чтоб жилью даром не пропадать, власти решили сделать доброе дело и переселить в него бывших воспитанников детских домов, решив тем самым другую проблему — сиротского жилья.

Формальдегидный поселок

Чтобы сделать подарок совершеннолетним сиротам, потребовалось провести повторную экспертизу жилья. Проверка обнажила всю правду. Красочные домики оказались убийцами. Роспотребнадзор обнаружил в них концентрацию формальдегида в 50 раз (!), превышающую норму.

*Формальдегид — токсичный бесцветный газ с резким запахом. В больших концентрациях опасен для человека. Симптомы отравления — воспаленные глаза, нос и горло, головная боль, депрессия и тошнота. Вызывает расстройство нервной системы, аллергию, злокачественные опухоли, лейкемию и мутационные изменения.

Содержался ядовитый газ буквально во всех стройматериалах: утеплителях, пенополистироле, пенополиуретане, минеральной вате и цементно-стружечных плитах. Его обнаружили и в организме взрослых и детей, заселившихся в дома, имеющие сертификаты безопасности (видимо, фальшивые).

После шокирующего известия проводилась еще не одна экспертиза: министр природных ресурсов и экологии России доверялся Ростехнадзору, в котором загрязнений, превышающих норму, не нашли; тогдашний губернатор сообщал о независимой экспертизе, которая также не подтвердила факт превышения нормативов ПДК по формальдегиду. Однако все эти попытки свести ситуацию на нет провалились. Роспотребнадзор обнародовал результаты проверки. Тогда уже было не отвертеться...

Переселяли людей из опасных условий в течение полугода, поэтому многим тогда приходилось самостоятельно бежать из Усольского-2. Тогда еще никто не предполагал, что микрорайон станет призраком. Как только жильцов расселили по общагам в маневренном фонде, в новоиспеченных домиках установили фильтры очистки воздуха. Чего там только не делали, чтобы привести всё в норму — бесполезно. Зловонный яд не испарялся, надежды на повторное заселение людей уже не было.

Попытка №2

Извечный вопрос: «Кто виноват?», — так и остался висеть в воздухе, уголовное дело по статье о выполнении работ, не отвечающих требованиям безопасности по ч. 1 ст. 238 УК РФ возбудили и спустя 2 года прекратили, так никого к ответственности и не привлекли.

И вот уже несколько лет Усолье стоит, словно город-призрак. Стеклопакеты, сантехнику и всё, что можно оттуда утащить, разворовывают и перепродают. Компания «Монтажстрой-Урал» давно взялась за снос формальдегидных домов, однако сроки демонтажа постоянно переносятся. Крайней датой стало — 15 ноября 2018, однако на момент нашей съемки (27.11.2018) часть домиков «быстрого приготовления» остается на месте.

Не пропадать же жилью, пускай и опасному. Дело в том, что после неудачной попытки возвести один микрорайон, власти взялись возводить другой с тёплым названием «Любимов» (на этот раз за 7 миллиардов), который представляет из себя типичную столичную застройку — цепочку многоэтажек. Туда переселили и семьи, прожившие какое-то время в формальдегидных постройках, а их место в «коробках» заняли гастарбайтеры, возводящие новый поселок. Так что пока его не достроят, ядовитые дома будут пользоваться «спросом» среди рабочей силы, пускай и нелегально.

«Сбор есть – денег нет». Благотворительный фонд наживается на больных смоленских детишках?

Анна Новосельцева, Ольга Хамицкая

Проверенные схемы «избавляют» от суда и следствия.
Мать двоих больных детей Ольга Авритова больше никому не верит. Единственный раз в своей жизни, а это было около года назад, женщина поверила в реальную помощь, в добрых волонтеров и в маленькое чудо. Тогда еще она не знала, откуда достать жизненно необходимые для ее дочерей 186 тысяч рублей. Ее любимые девочки, 5-летняя Алина и 2-летняя Софья, страдают от страшного генетического заболевания — туберозного склероза. -

...

«Без нас они бы пропали»: ненужные люди в оковах «добродушного» рабства

Ольга Хамицкая

Сегодня в неволе находится более 150 тысяч российских граждан.
— Страшно было?— Ай, ну было, конечно. Первые несколько лет, потом привыкаешь.За столом зала ожидания Савеловского вокзала, в потрепанной дубленке с затертыми рукавами, сидит сутулый мужчина. Заметив меня, он кивает и снова садится за стол. Огрубевшее от горного ветра лицо практически не выражает эмоций. Лишь уставшие мутно-голубые глаза внимательно осматривают периметр всего помещения вокзала. Заметно, что огромное количество незнакомцев его явно настора

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх