«Никто нам не отвечает»: как мамы Москвы «борются» с эпидемией дизентерии

Анастасия Бодрая, Дмитрий Журавский
Тотальное замалчивание, дезинформация и отчаянные крики о помощи

Шестилетняя Диана* уткнулась в очередную раскраску. Бесцветный толстый котяра наливается неровным ярко-оранжевым цветом. Девочка на несколько секунд задумывается, перестает болтать ногами, а после поворачивается к матери и шепчет что-то ей на ухо.

- Да-да, я поняла. Сейчас что-нибудь закажем. — отвечает ей ласково Светлана Беликова, разворачиваясь к нам. — Не знаю, чем теперь ее кормить. За все это время она стала просто скелетом. Вон посмотрите: вся одежда висит мешком. А тогда было еще хуже...

Тогда — это 20 декабряЗампрефекта ЮВАО подтвердил заражение дизентерией в детских садах Москвы"Вы знаете, что сегодня из 17 детей ТОЛЬКО у 7 подтвердился диагноз".С самого утра родительские чаты садика №2051 в WhatsApp разрывались от количества уведомлений. Испуганные мамочки наперебой сообщали, что не придут, ибо детки чувствуют себя совсем неважно. Перед выходом Светлана еще раз внимательно посмотрела на Диану: кажется, все в порядке. Но тревога осталась, и причина на это была. Первые симптомы у заболевших детей одинаковые: высокая температура, рвота, сильные боли в животе и расстройство желудка.

— Я прямо чувствовала, что сегодня мой ребенок заболеет. Позвонила мужу, сразу предупредила, что, вероятно, Диану придется забирать домой. Понимаете, сама я не могла приехать — работа. Мне позвонили из садика где-то в 16:30, — говорит Светлана, пытаясь точно припомнить время. — Да, точно, около 16:30. Воспитательница сказала, что у дочки небольшая температура, ребенка нужно забрать из группы.

Дома легче Диане не стало. Девочку колотило, началась лихорадка, резко подскочила температура до 39, она просилась в туалет практически каждые 15 минут. Долго Светлана думать не стала, дала жаропонижающее и сразу вызвала «скорую».

- Дальше все сумбурно как-то. Помню, что у дочки начался сильнейший токсикоз. Долгих шесть дней мы с ней пролежали в детской городской клинической больнице Сперанского. Представляете, чуть ли не с руганью Диане ставили необходимые капельницы! Она держалась за бок и говорила, что очень сильно болит с левой стороны. Врачи направили нас на УЗИ и только там сказали, что еще чуть-чуть и разорвалась бы стенка кишечника.. Потом стали колоть сразу два антибиотика. Такая, знаете, убойная дозировка. Как теперь иммунитет восстанавливать? — задумчиво спрашивает женщина. — Ой... А потом не хотели отдавать результаты анализов и никто не говорил, что с моим ребенком. Уже перед самой выпиской удалось разузнать, что у Дианы Шигелла Зонне, гемоколит и что-то еще. Теперь — строжайшая диета и каждый месяц делать УЗИ.

На каждое слово, как будто бы соглашаясь, кивала Анна Васильева. Она не понаслышке знает, что чувствует мать, когда ее ребенок находится в критическом состоянии. Первые симптомы у ее Владика* проявились еще 19 декабря, буквально сразу, как он пришел из того же садика №2051. Небольшая температура около 37 и вялость сына слегка обеспокоили маму. Простуда? Мальчик еще и попросился лечь спать раньше обычного.

— Знаете, я тогда думала, что уснет — все и пройдет, — вспоминает Анна. — Ночью Владик стал «гореть», я попыталась сбить температуру свечкой. Она помогла, но ненадолго. Я видела, что моему ребенку становится все хуже и хуже. Он лишь просил: «Мама, посиди рядом, пожалуйста». Следом началась сильнейшая рвота. Утром Владику легче не стало. Вызвали врача.

Участковый педиатр сразу поставил диагноз — ротавирусная инфекция, назначил обследование и выписал необходимые лекарства. Мобильный постоянно вибрировал: кто-то из родительского чата в WhatsApp вспоминал, что совсем недавно с подобными симптомами и диагнозом «дизентерия» массово госпитализировали детей из школы в Новокосино. Словно снежный ком нарасталоВ Москве дизентерией заразились родители пострадавших малышей«Эпидемия» не сбавляет обороты, а власти – не думают ее признавать и беспокойство у самой Анны.

Группы редели — родители не захотели приводить детей в садик. Уже 21 декабря его директор Елена Николаевна Семенова закрыла дошкольное учреждение на карантинВ Москве дизентерией заразились родители пострадавших малышей«Эпидемия» не сбавляет обороты, а власти – не думают ее признавать. Правда, не из-за кишечной инфекции, а из-за ОРВИ. Соответствующий приказ вывесили и на официальном сайте самого детского садика. Спустя несколько суток его удалили. Конечно, никакой кишечной инфекции не признавала ни администрация, ни Роспотребнадзор, ни московские чиновники. Доказательств у мам в тот момент еще не было.

Исключить инфекцию решила и Анна. 21 декабря она с сыном сдала анализы в частной клинике на выявление Шигеллеза (или, по-простому, дизентерии). Через семь дней результат подтвердился — обнаружена Шигелла Зонне.

— Нам, наверное, повезло, что Владик у меня малоежка, — шепотом признается Анна. — Иначе все могло закончиться так же, как у Светы — в больнице. Или, не дай Бог, хуже...

Слухи о том, что у детей обнаружили дизентерию, добрались до всего Юго-Восточного округа Москвы. Обеспокоенные родители соседних школ и детских садиков подтверждали наличие у их чад точно таких же симптомов. Никто ничего не объяснял. Началась массовая паника.

— Моему ребенку стало плохо после посещения садика №2110 в Марьино еще 19 декабря. Болел живот, была высокая температура и понос с кровью. Сказать, что я испугалась, — ничего не сказать. Мы вызвали доктора, а после нас сразу отправили в больницу Сперанского. Врачи сначала ничего не говорили, брали анализы, кололи антибиотики. Мы все, девочки, как раз там и познакомились. Нас неделю продержали, лечили, а после выписали с неподтвержденным диагнозом Шигеллез. Вот у меня результаты на руках, уже из частной клиники, где сказано, что мой ребенок переболел дизентерией. Знаете, что самое страшное? — спрашивает меня Алена Лебедева и на несколько секунд ее голос замолкает в трубке. Женщина не сумела прийти на встречу со мной, но не могла оставаться безучастной. — Мой ребенок заболел повторно вот сейчас, в январе: снова понос со слизью и рвота.

- Вы ко врачу обращались? — интересуюсь.

— Конечно! Бакпосев — отрицательный! То есть, как мне объяснили врачи, рост бактерий не выявлен. Вы понимаете, что это значит? Именно с этой справкой я спокойно могу вести своего ребенка в сад. Именно по ней получается, что мы здоровы! Если бы не симптомы, я так бы и поступила! Нам повезло, скажу честно. Еще до Нового года наш садик закрыли на карантин. Ветрянка. Детишек в нем практически не было и заболевших всего около 3-4 человек из нашей группы. А знаете, что происходит сейчас? Повторная вспышка! После праздников заболевают дети, у которых до этого не было даже симптомов.

Шестилетняя Диана за обе щеки уплетает куриный бульон, посматривая на синий фломастер и недорисованный бант у рыжего кота. Несколько секунд все присутствующие мамы завороженно за ней наблюдают. Дома их ждут дети, за которых они так отчаянно сейчас сражаются.

— Знаете, нам врачи совершенно не хотели ставить какой бы то ни было диагноз. Мы буквально его выбивали сначала с просьбами, потом со скандалами. Никто не хотел ни отдавать анализы на руки, ни даже записывать диагноз в медицинские карточки. Перестраховщики! Как будто все боятся признавать... Хотя, конечно боятся, я думаю, — неожиданно заключает Светлана.

— Да-да! А про нас теперь говорят, что «мы хотим попиариться на больных детях»! Прошу заметить, на наших детях, у которых рвота, понос с кровью и температура под 40. Вот такие мы «медийные личности»! — добавляет мама пострадавшего ребенка Диана Алямова.

К слову, именно у ее сына посинели губы ночью после посещения злополучного садика. Именно ее сын терял сознание буквально у матери на руках. Именно ее сына в больнице еле откачали врачи.

Массовая истерия или же здоровое беспокойство?

Чтобы окончательно разобраться в существующей проблеме, я обратилась за помощью к заведующей кафедры инфекционных болезней у детей СГМА, главному внештатному специалисту по инфекционным болезням у детей Департамента Смоленской области по здравоохранению Антонине Ивановне Грековой.

— Инкубационный период (скрытый период) — с момента попадания возбудителя в организм до проявления клинических симптомов заболевания — составляет от нескольких часов до семи суток. Заражение может происходить разными путями: пищевой путь, то есть через зараженные продукты («молочку», крем, майонез, салаты и другие); водный путь (через загрязненную воду) и контактно-бытовой (через игрушки, предметы обихода и так далее). У детей заболевание может протекать в виде вспышек, если заражение произошло пищевым путем, и в виде спорадических случаев, если заражение произошло контактно-бытовым путем.

— То есть, если ребенок заболел, то родителям тоже нужно провериться на Шигеллез?

— Конечно. Потому что источником заболевания могут быть только люди, в том числе и родители, которые болеют либо сами, либо являются носителями дизентерийной палочки. Может быть длительное носительство, когда клинических симптомов заболевания очень мало или они вообще отсутствуют, а в кишечнике все еще остается дизентерийная палочка. Шигелла поражает толстый кишечник, и она может там длительно оставаться, если неправильно лечить или поздно диагностировать. Такие люди называются бактерионосителями. Они тоже опасны для окружающих в плане заражения. Поэтому если в семье заболел кто-то один, то, конечно, он может заразить других членов семьи.

— Возможно ли повторное заболевание?

 — Возможно, учитывая, что возбудителей довольно много и есть разные виды шигелл, к которым вырабатывается специфический и нестойкий иммунитет. Хронической формы у детей мы не ставим, а вот затяжные формы, конечно, могут быть — это около 2-3 месяцев. В настоящее время в России преобладают два вида шигелл — Шигелла Зонне, которая чаще всего передается пищевым путем, и Шигелла Флекснера, которая передается чаще водным или контактно-бытовым путем.

— Есть ли какая-нибудь специальная диета?

— Диета должна быть уже с первых часов, как только появились симптомы. Из рациона нужно исключить все молочные продукты, жареное, копченое (стол №4, который все это исключает). Такая диета должна соблюдаться НЕ меньше месяца. Конечно, пациенты порой не соблюдают эти рекомендации и быстро расширяют диету, что может влиять на длительность течения и обострение заболевания. Самое главное, что самостоятельно лечить дизентерию родителям нельзя! В настоящее время разработаны клинические рекомендации и стандарты оказания медицинской помощи, согласно которым проводится лечение: этиотропное и патогенетическое. Поэтому этим вопросом должны заниматься только специалисты.

Если у вашего ребенка появились первые симптомы дизентерии, началась лихорадка или рвота, необходимо дать жаропонижающие, стараться как можно больше заставлять малыша пить воды и не раздумывая вызвать «скорую помощь».

«Интересы» повара — выше здоровья детей

За все 2 с лишним недели, что длится история с массовым отравлением, официальные власти лишь раз пошли на контакт с родителямиЗампрефекта ЮВАО подтвердил заражение дизентерией в детских садах Москвы"Вы знаете, что сегодня из 17 детей ТОЛЬКО у 7 подтвердился диагноз" пострадавших детей. Да и тогда пытались убедить их, что малыши больны никакой не дизентерией, а обычным ОРВИ. Притом что, по словам нашего эксперта, спровоцировать вспышку сразу в нескольких детских садах могла только некачественная пища и питьевая вода. А их в пострадавшие дошкольные учреждения поставлял «Комбинат питания «Конкорд», генеральным директором которого является Евгений Викторович Пригожин, больше известный по своему прозвищу — «повар Путина».

По мнению нашей редакции, интересы именно этого человека старательно оберегает мэрия Москвы, замалчивающая вспышку дизентерии уже больше полумесяца. Что, собственно, логично — на рынок поставок питания в учебные заведения столицы он попал с откровенной помощью московского департамента Образования: специально под «Комбинат питания «Конкорд», в 2016 году чиновники изменили схему закупок питьевой воды и продуктов для нужд образовательных учреждений столицы.

Тогда же у остальных игроков рынка детского питания Москвы стали меняться учредители. Свои доли в этих компаниях Евгений Викторович контролирует двумя способами: либо через доверенных лиц, близких к структурам «Конкорда», либо через залог учредительских долей компаний подконтрольным фирмам. Подробнее об этой схеме мы писали в одном из наших предыдущих материаловСложные игры столичных школьных поваровКто есть кто на рынке поставок питания в школы и детсады Москвы?. Там же приводили и доказательства создания компанией Евгения Пригожина монополии на рынке поставок питания в школы Москвы. Ее официальное название — Саморегулируемая организация «Ассоциация предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения».

Вседозволенность одного конкретного «повара» и поварят поменьше не привела ни к чему хорошему: в результате поставок некачественных продуктов опасной инфекцией заразились больше сотни маленьких москвичей.

К примеру — нам удалось установить, что в октябре этого года московский филиал «комбината питания «Конкорд»» ловили на хранении просроченной рыбы. А 27 ноября в Роспотребнадзор поступило обращение о несоблюдении предприятием норм СанПиНа. Проверку специалисты ведомства начали чуть больше, чем через 2 недели — 17 декабря. Но было уже поздно: 19-го числа в Юго-Восточном административном округе Москвы произошла вспышка дизентерии.

Сейчас филиал «Конкорда» в московских Котельниках опечатан — по информации сайта Генпрокуратуры, эксперты Роспотребнадзора будут здесь работать до 21 января.

Пока специалисты ищут причину массового отравления детей, департамент образования столицы снова открыл школы. Официально, еду в них поставляют 2 компании: ООО «Школьник» и ООО «Школьник-ЮЗ». Но лишний раз подтверждая нашу информацию о монополии Евгения Пригожина, в школы продукты привозят немного видоизмененные автомобили «Конкорда»: на грузовых отсеках машин рабочие компании содрали первую и последнюю буквы названия фирмы.

По состоянию на 11 января, точная причина отравления детей неизвестна. Количество пострадавших — тоже. До конца не вылечившихся детей, вынужденных вернуться в садики, поставщики кормят молочными продуктами, которые им категорически запрещены. Иначе заболевание может вспыхнуть с новой силой. Но и это не так страшно. Малышей, у которых симптомы ни каким образом не проявились, врачи отправляют в детские учреждения даже без отрицательного анализа на наличие Шигеллы. Вероятность, что эти дети могут оказаться скрытыми носителями дизентерийной палочки, странным образом замалчивается.

Так как же будут кормить детей? Можно смело спрогнозировать повторную вспышку эпидемии дизентерии в ближайшее время.

Самое важное для Матери

Шестилетняя Диана, болтая ногами, продолжает вырисовывать рыжего кота. Мамы переговариваются за небольшим обеденным столом, узнавая все новые и новые подробности поведения администрации садика или реакции следователей. Только и слышно: «А у нас...», «А нам сказали...», «Представляешь, а врач...». Отставляя чашку, Анна придвигается ко мне ближе.

— Знаете, мы не устраиваем «пляски на костях» собственных детей, мне не важно, виноват ли «Конкорд» или директор Семенова. Я не боюсь, если после публикации ко мне или к моему Владику станут иначе относиться, — спокойно говорит женщина. — Все это, на самом деле, НЕ ВАЖНО. Никто все равно не отвечает на наши вопросы — ни воспитатели, ни администрация, ни Роспотребнадзор. Ведь самое главное, что эта зараза УЖЕ проникла спокойно в садик, к НАШИМ детям. А если бы это сальмонелла была или еще что-нибудь похуже?

Ненадолго Анна замолкает. Женщина отчаянно пытается справиться со своими эмоциями, вероятно, покручивая в голове сценарий того самого «похуже».

- Нам нужны ответы, чтобы быть уверенными, что такое больше не повторится! Что наши дети не окажутся при смерти в больницах, а мы, как ошалевшие, не будем бегать по всей Москве в отчаянных попытках найти хоть какие-нибудь ответы.

Анна умолкает, ее с нескрываемым интересом слушают остальные мамы. Кивают. Я вдруг отчетливо понимаю, что все эти Матери (именно с большой буквы) хотят вернуться к своей обычной жизни без докторов, без бесконечных анализов и долгих опросов в кабинетах то у следователя, то у прокурора. Они все тотально устали и практически опустили руки. Их не слышат, выгораживаясь то липовыми приказами, то и вовсе не существующим «проблемным заводом в Липецке».

Чиновники не понимают, что самое важное для этих Матерей — их здоровые дети.

Вспышки эпидемии зафиксированы уже в 12 детских садах и школах Москвы. Благодаря удивительной проницательности Роспотребнадзора, уже к 30 декабря дизентерия была выявлена у воспитанников 7 образовательных учреждений. А в распоряжении нашей редакции оказались анализы подтвержденного Шигеллеза еще в 5 детских садиках.

Узнать точное количество пострадавших не представляется возможным. И на это есть объективные причины: многие не знают, что больны. Постоянный контакт с заболевшими детками дает свои плоды — заболевают сами родители, друзья, даже домашние животные. Говорить о новогодних утренниках в садиках, где каким-либо карантином даже и «не пахло», не приходится. Как и о других культурно-массовых мероприятиях, проводившихся в столице все праздничные каникулы.

Если бы вовремя были проинформированы родители... Если бы садики и школы вовремя закрыли хотя бы на 7 дней... Если бы родители подобрали правильную диету... Если бы перестали замалчивать существующую проблему на всех уровнях, то шестилетняя Диана в роскошном платье принцессы рассказывала бы вместе со всеми детьми заученный назубок новогодний стишок Деду Морозу

*Имена детей изменены по этическим причинам

Шведский археолог и его напарник повторили маршрут группы Дятлова

Екатерина Зигзаг

После путешествия они пришли к интересным выводам.
Шведский археолог Ричард Хольмгрен и его напарник Андеас Лильегрен полостью повторили туристический маршрут группы Дятлова, которая погибла при загадочных обстоятельствах в далеком 1959 году.Исследователи прошли на лыжах тот же маршрут по склонам горы Холатчахль или Горы Мертвецов на Северном Урале, установили свою палатку на том же месте, где расположились когда-то погибшие и провели в ней ночь. Они признались, что им было довольно не по себе в тот

...

Бутафория «по-украински»: как живет мирная Одесса на военном положении

Ольга Хамицкая

Путевые заметки журналиста Readovka News Ольги Хамицкой.
Я не люблю рыбу. Моя память все еще хранит яркие воспоминания, когда мама с широчайшей улыбкой, заставляла меня глотать огромную ложку «рыбьего жира». Да-да, того самого «чтобы не болеть и для иммунету» из детства поколения 90-х.— Что мне попробовать, чтобы почувствовать «дух Одессы»? — интересуюсь у заспанной официантки в кафетерии в самом центре портового города.Женщина на несколько секунд задумывается и покровительственно, на ломанном русском

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх