Шансы выжить – 50/50. Как устроен черный рынок лекарств от рака

Дмитрий Журавский
Поставщики, врачи, фирмы-однодневки... Кто убивает больных россиян?

В понедельник, 4 февраля, в комитете здравоохранения Санкт-Петербурга весь день работали следователи. В то же время сыщики обыскивали и головной офис сети муниципальных аптек «Петербургские аптеки». По предварительной информации, причиной обысков стало расследование уголовного дела о хищениях противоопухолевых лекарств, закупленных для питерских льготников. В схеме, по информации РБК, замешаны бывшие менеджеры фармацевтической компании Roshe и более 40 обычных врачей санкт-петербургских больниц.

Лекарства для никого

По мнению сотрудников правоохранительных органов, преступная сеть работала следующим образом. Согласно договоренности с менеджерами производителя, врачи выписывали лишние рецепты на получение дорогостоящего противоопухолевого средства «Ритуксимаб». Этими рецептами пользовались подставные лица: с бумагами они приходили в аптечную сеть и бесплатно получали закупленные на бюджетные средства лекарства.

В результате медикаменты продавались через сеть фирм-однодневок и таким образом оказывались у компании, имеющей лицензию на торговлю фармацевтическими средствами. Там лекарства переупаковывались, иногда у них перебивался и срок годности.

В плюсе от данной схемы были все: Roshe продавал лекарственных средств больше, чем этого требовали потребности комитета здравоохранения Санкт-Петербурга. Не потратившая ни копейки преступная группа получала деньги за доставшиеся даром лекарства. Свою долю с продаж имели и врачи: по оперативной информации, Roshe переводил им средства в качестве оплаты несуществующих лекций. Фармацевты якобы организовывали конференции, на которых питерские врачи представляли свои доклады. На бумаге все выглядело гладко. Однако по факту доктора даже не покидали рабочие места: согласно табелям учета рабочего времени, многие из них в день лекций находились на работе. Целью «левых» конференций был перевод вознаграждения за лишние рецепты.

Расследование двух уголовных дел, возбужденных по факту мошеннических действий сотрудников компании Roshe и питерских врачей, продолжается с середины 2017 года. Но это лишь одно из многих уголовных дел, возбужденных из-за попыток определенной группы лиц заработать на противоопухолевых лекарствах.

Для справки: «Ритуксимаб» — дорогостоящее лекарственное средство. Цена одной его упаковки может достигать 94,3 тыс. руб. Большинство регионов России не имеют возможности закупить его самостоятельно, поэтому его ежегодно закупает Минздрав РФ в рамках программы «12 нозологий» и распределяет между регионами по мере необходимости.

Большая проблема российского здравоохранения

Фарминдустрия — бизнес, в котором крутятся огромные деньги. Если речь заходит о лекарствах для лечения онкологии, суммы вырастают в несколько раз. К сожалению, нынешние реалии не благоволят отечественным производителям: большинство противоопухолевых лекарств производятся за рубежом. Фармгиганты патентуют собственные исследования и лекарственные средства, и производить их российские компании могут только по лицензии владельца патента.

Как правило, большинство транснациональных корпораций имеют в России свои филиалы (как пример — тот же швейцарский концерн Roshe). Те, в свою очередь, подписывают соглашения с официальными дилерами. Последние и занимаются реализацией продукции. При этом продавать лекарственные средства не больницам и аптекам, а другим компаниям им никто не запрещает. Если учесть вышеописанную схему с привлечением «левых» рецептов и фирм-однодневок, ситуация с поставками жизненно-необходимых лекарств превращается в хаос.

В наведении порядка в данной схеме заинтересованы две стороны — честные поставщики и непосредственно государство. О том, какие действия для этого предпринимает правительство, мы расскажем ниже. Пока же остановимся на порядочных поставщиках.

Как работает схема?

Если ознакомиться с подборкой уголовных дел, связанных с закупками лекарств для онкобольных, становится ясно: подлог лекарств на российском рынке фарминдустрии — дело не такое уж редкое. И к конкретному производителю не относится. С подлогом лекарственных препаратов сталкиваются все крупнейшие игроки фармрынка России: «Р-Фарм», «Фармстандарт», «Биокад» и т. д. За руку сыщикам удалось поймать только Roshe, остальные производители проходят в уголовных делах в качестве свидетелей и потерпевших.

Так, 15 января 2019 года появилась информация о штрафе в 100 000 руб., выписанном ООО «Яркая Звезда» за поставку в Детскую городскую клиническую больницу Нижнего Тагила контрафактного препарата «Хумира». Производителем лекарства является американская компания AbbVie. В России препарат упаковывается на заводе «Ортат» в Костроме. Предприятие входит в группу компаний Р-Фарм, принадлежащую предпринимателю Алексею Репику.

Принимающую сторону (ДГКБ Нижнего Тагила) смутили разрешительные документы на лекарственные средства. В результате выяснилось, что препарат поставщик закупил не у производителя, а у компании «ФармМодуль». Последняя в марте 2018 года была оштрафована за работу без необходимой лицензии.

При этом Федеральная антимонопольная служба подозревает «Р-Фарм», ООО «Яркая Звезда» и еще свыше десятка компаний в картельном сговоре. В ноябре 2018 года антимонопольщики приостановили рассмотрение дела № 1-11-36/00-22-18 в связи с необходимостью проведения математической экспертизы вероятности результатов торгов, а также математической экспертизы рациональности поведения участников торгов с целью полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела № 1-11-36/00-22-18 о нарушении антимонопольного законодательства. Тем не менее подозрения в связи компаний между собой у специалистов остались.

Это не первый случай, когда «Яркую Звезду», связанную с группой компаний Алексея Репика, ловят на поставке контрафакта. В 2018 году она уже была оштрафована за поставку лекарственных средств сомнительного качества. Несмотря на это, фирму не внесли в список недобросовестных поставщиков, и она продолжила работать на рынке госзакупок. Как итог — поставка в августе 2018 года сомнительного противоопухолевого препарата «Имновид» в Смоленскую область. Единственный производитель препарата — российский филиал компании «Селджен Интернешнл Сарл», а дистрибьютор — компания «Фармстандарт-Лексредства».

«Селджен» обратился в департамент здравоохранения Смоленской области с письмом, в котором предупредил о своих сомнениях в качестве приобретаемого препарата. Также фармацевты попросили департамент помочь в установлении происхождения лекарства, в частности — предоставить им товарную накладную, регистрационное удостоверение, декларацию соответствия и паспорт производителя. Смоленские чиновники данную просьбу проигнорировали.

Если бы в этом случае была начата проверка, «Яркая Звезда» не отвертелась бы от очередного штрафа. Однако чиновники предпочли дать льготникам сомнительное лекарство, а не разбираться в его происхождении.

Есть сведения о подобных разбирательствах и с продукцией российской компании BIOCAD. Правда, инициатором разбирательства тогда стал сам производитель. Спор между «Биокадом» и «НПП Русэкомед» разгорелся вокруг биоаналога все того же «Ритуксимаба», в махинациях с которым следователи обвиняют менеджеров компании Roshe. В 2015 году «Русэкомед» поставил в больницы Ставрополя и Воронежа произведенный компанией аналог. Как выяснилось позже, лекарства этой серии «Биокад» поставил Министерству здравоохранения в рамках программы «7 нозологий» (предшествовала программе «12 нозологий»).То есть на складах «Русэкомеда» оказались лекарства, уже купленные Минздравом непосредственно у производителя.

Во всех вышеперечисленных случаях используется та же схема, которую на примере компании Roshe раскрыли силовики. Разные компании, разные производители. Все, что их объединяет — противоопухолевые лекарства. Это наиболее дорогие медикаменты из всех возможных.

Как навести порядок

Большинство участников рынка фарминдустрии сложившаяся ситуация вполне устраивает. Благодаря неразберихе, производители могут продавать одни и те же лекарства по 2, а то и 3 раза. Среди отдельных экспертов гуляет мнение, что претензии к компании Roshe связаны не с мошенничеством как таковым, а с недобросовестной конкуренцией. До 2014 года Roshe был единственным производителем «Ритуксимаба» в России. В 2014 году свой биоаналог лекарства на рынок выпустила компания «Биокад». В 2016-м — «Р-Фарм». Тем временем в СМИ периодически появляется информация о поддержке последней компании вице-премьером Татьяной Голиковой. Ее же «заботой» СМИ объясняют и застопорившееся дело Антимонопольной службы, так и не разобравшейся в картельном сговоре.

Справедливости ради отметим: правительство пытается навести порядок на фармацевтическом рынке. Еще в 2016 году был разработан законопроект, предусматривающий обязательную маркировку лекарственных средств. В будущем в России должен появиться аналог системы Росалкогольрегулирования ЕГАИС. На каждой упаковке лекарства появится специальная маркировка, позволяющая установить его производителя, серию и т. д. Все эти данные будут храниться в одной всероссийской системе. Таким образом, заказчик сможет отследить всю цепочку, начиная с конвейера и заканчивая конечным поставщиком.

Заработать в полную силу система должна была ещё в начале 2019 года. Но производители попросили отсрочку до 2023 года. В итоге стороны сошлись на компромиссе: в полную силу федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» вступит с января 2020 года. В данный момент производители маркируют продукцию на добровольных началах.

Перед принятием данного закона МВД и Торгово-промышленная палата России пугали россиян: до 60% лекарств, продающихся в аптеках, могут оказаться контрафактом. При этом, согласно уголовному кодексу РФ, за ввоз, изготовление или продажу фальсифицированных лекарственных средств наказание вполне гуманное: от 3 до 5 лет принудительных работ и штраф, достигающий 2 млн руб. Положение о реальном лишении свободы появилось в пункте 1 ст. 238.1 УК РФ совсем недавно — при самом худшем настроении судьи за фальсификат можно сесть на 5 лет.

Как бы то ни было, а признать успешной борьбу с контрафактными лекарствами в России нельзя. Фирмы, пойманные на продаже некачественных лекарств, спокойно продолжают свою работу. Антимонопольщики подозревают их в картельном сговоре с крупнейшими игроками индустрии, но о каких-либо санкциях речь не идет — в сфере замешаны слишком большие деньги. Только на программу «12 нозологий» уходят десятки миллиардов рублей.

В итоге страдают онкобольные — люди, шансов выжить у которых и так крайне мало. А тут еще и выбор лекарства превращается в обычную лотерею — повезет/не повезет.

Кто владеет московскими кладбищами

Виталий Бойко

Как столичный ритуальный рынок заняли ставропольские бизнесмены — и при чем тут ФСБ. Расследование Ивана Голунова.
В мае 2016 года на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка. В конфликте, который сопровождался перестрелкой, участвовали от 200 до 400 человек; трое погибли. Это событие завершило передел московского рынка ритуальных услуг: вместо выходцев из подмосковных Химок, чьи попытки закрепиться в столице привели к столкновению на Хова

...

Штраф за неявку в военкомат может вырасти в десять раз

Игорь Владимиров

Внесенный законопроект не делает разницы, получил призывник повестку или нет.
Единоросс Андрей Красов, первый замглавы комитета госдумы по обороне, внес проект закона об усилении санкций за уклонение от воинского учета. Красов предлагает внести правки в статьи 21.1-21.7 КоАП. В пояснительной записке он констатирует, что «количество уклонистов остается на достаточно высоком уровне». В 2017 году почетной обязанностью манкировали около 150 тыс. юношей призывного возраста.В то же время, «предусмотренные КоАП санкции за

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх