Место, где дерево старше камня

Евген Гаврилов
Вековые экспонаты «Костромской слободы», спасенные от наводнений и пожаров

От новостных повесток надо отдыхать не только читателям. Создают контент на нашем сайте тоже ведь люди, которым не чужда жажда путешествий ArcticTrip: космос Хибинских гор, туда и обратноСмоленский путешественник о неизвестных взрывах, вездеходном священнике и полнолунии на вершине самой старой гряды Европы , а коль скоро насыщенный рабочий график в большую часть года не позволяет высунуть носа из происшествий и репортажей даже на недельку, новогодние каникулы — самое благодатное время для наматывания километров по новым для себя местам. А с собой еще и фото-чемодан припасен Чему Смоленск может научиться у Нижнего НовгородаГорода, где по-настоящему ценят и используют  свой культурный потенциал , чтобы не просто впечатлений Казань - город, в котором хочется жить И город, которым Смоленску никогда не стать набраться, но и с вами, читателями, поделиться.

В целом поездка выдалась более, чем насыщенная — задача была объехать Золотое кольцо России меньше, чем за неделю, чтобы успеть и выйти на работу, и выловить самые погожие по-настоящему зимние деньки. Немного не уложились, получается, уже вторая поездка через Владимир Владимир или Смоленск? Не перепутать быГород уютных улочек и странных людей , когда на этот, без сомнения, прекрасный город, времени не остается — хороший повод вернуться еще раз. И пока общий фото-массив все еще дообрабатывается, самое время в качестве затравочного материала поговорить об одном занимательном музее, встреченном нами по пути.

«Костромская слобода», он же некогда — «Музей народной архитектуры и быта», в географическом уточнении не нуждается. Две экспозиционные зоны под открытым небом чуть больше полувека демонстрируют уникальные памятники деревянного зодчества центральной России. Кто, как и почему выстроил целую историческую деревню под стенами Ипатьевского монастыря — давайте разберемся.

Место впадения реки Костромы в Волгу стало конечной точкой целой операции по эвакуации. Когда была построена плотина Горьковской ГРЭС на все той же «матушке-реке» в 1955-1957 годах, зоны подтопления разлившегося одноименного водохранилища многократно возросли. Раздавшаяся вширь Волга грозилась уничтожить уникальные строения, занесенные в перечень особо ценных памятников русской архитектуры, созданный десятилетием ранее в результате экспедиций С. Агафонова.

Советские умельцы в попытках сохранить историю, применили излюбленную в послевоенной России тактику — разбирать и собирать дома заново на территории будущего музея. Так и оказались в сотнях километрах от мест постройки Спасо-Преображенская церковь, церковь Всемилостивого спаса, а так же часовня, крестьянские дома и многочисленные хозяйственные постройки. Слобода стала, собственно, слободой. Но довольно скучных экскурсов в историю, наш автобус уже высаживает на Береговой улице, сразу за мостом через Кострому и...

Сразу же ощущение глубокого такого прыжка в прошлое. Аж будто воздух вдыхаемый стал чище, несмотря на дымящие трубы льняной мануфактуры. Здесь время остановилось очень-очень давно — о XXI веке напоминают лишь электрические столбы, да проезжающие мимо туристические автобусы. Несмотря на морозец -15, жизнь здесь кипит, привечая толпы гостей.

В Ипатьевский монастырь, жемчужину паломнического внимания всей Костромы, мы заглянем позже, а сейчас путь лежит мимо белоснежной крепостной стены — к самой Слободе.

Путешествуя самостоятельно, очень легко упустить интересности и узнать лишь пост-фактум важные факты о тех или иных объектах. Так, симпатичная, но не привлекшая особого внимания многоглавая церквушка, выглядывающая из-за современных жилых построек, оказалась древнейшей деревянной святыней всей центральной России! Собора пресвятой Богородицы была построена раньше, чем крепостная стена в моем родном Смоленске! Бревна, из которых сложены ее стены, были уже немолодыми к концу правления Ивана Грозного — 1552 год постройки, шутка ли!

Но наш путь кощунственно пролег мимо, к 20 гектарам не менее чудесной истории русской древесины. Пройдя через административное здание, попадаем в самое сердце типичной костромской деревни прошлых веков — однорядная улица, пролегающая между рекой Игуменкой и Ипатьевским монастырем. На противоположном берегу тоже есть строения, но их немного. А здесь же — каждое открыто и в каждом свой уголок крестьянской жизни нашей страны.

Переборов себя, проходим мимо ряда сувенирных лавочек, разумеется, новоделов, но стилизованных — пока рано тратить кровные, сперва проникнуться колоритом, насмотреться на красоты, а уже потом — дежурные магнитики и прочее.

Фольклору тут уделено особое внимание — змей Горыныч в обязательном порядке строго следит за посетителями, сложив деревянные лапы на брюхе.

Туалетные домики, хоть и явно выделяются визуальной новизной и вывесками, все равно выглядят уместно.

Сквозь деревья проглядывают монастырские купола, намекая — приедь сюда летом, увидишь едва ли пару крестов, а сейчас — хоть сквозь ветки, но обзор хороший.

О погоде, кстати, отдельный разговор. Вся поездка как по заказу встречала нас по очереди то уютным, хлопьями, снегопадом, то ярко сверкающими на солнце сугробами, а то безветренным инеем. Соберетесь сюда в холодное время года — не пожалейте времени на планирование. Подгадаете под хороший морозец — получите плюс пять к удовольствию.

Вспоминаю о данном другу обещании привезти из каждого города по образцу резной ложечной «промышленности», заметив этих красавцев. Увы, каждая ростом с меня и не продается. Извини, Боря, не вандал! Радуйся фотографиям.

Для городского жителя наблюдать двухэтажные бревенчатые срубы, непривычно высокие, сродни увиденному в живую полотну Айвазовского — разглядывать готов каждое идеально подогнанное сочленение.

Ильинская церковь встречает нас приветливо пахнувшим изнутри теплом — как раз налетел порыв ветра со стороны реки, и хочется поскорее укрыться от него. У порога древнерусская азбука на большом плакате — «аз, буки, веди», все как полагается.

Ни с чем несравнимое удовольствие испытываешь от местного обязательного ритуала — охлопывания веничком ботинок. Заботливая смотрительница, как родная бабушка, охаживает нас по пяткам напоследок и пускает внутрь.

Полумрак. Из-под ног разбегаются коты — их здесь много живет, почти в каждом домике свой мурлыка скрашивает будни работников и развлекает гостей.

Резной деревянный иконостас, великолепная роспись купола изнутри — все это лучше смотреть на фото, чем пытаться описать словами.

Конечно, тут не Кижи, но и в отсутствии границы с Финляндией под боком ощущаешь все величие древних мастеров, работавших без пил и гвоздей — таблички возле домов Серова, Липатова, Лоховой показывают даты постройки — полтора-два века сейчас не каждое каменное строение выдержит!

Привычные местным, а приезжим в развлечение, названия поселков, откуда вывозили, разбирая, бани, кузницы и овины — Буй, Чухлома, Нерехта, Кологрив.

Избушкам на курьих ножках, кстати, здесь тоже место нашлось. Бани в болотистых местностях, чтобы не портить себе удовольствие от пара, делали высокими, поднятыми на сваях, от того и внешнее сходство.

С окраины слободы расступившиеся деревья показывают и крыши новостроек. Чтобы не портить себе атмосферу экскурса в прошлое, возвращаемся на главную улицу, попутно захаживая в избы. Повторяющихся при внешнем сходстве, здесь нет. Каждой — своя тематика.

Дом гончара? Пожалуйте, заодно и лавка хоть и современных, но по старинным рецептам обожженных горшков и плошек.

Увидел в описании, что семья хозяина славилась домоткаными сорочками и скатертями? Значит, интерьеры обязательно будут украшены если не ими, то уж точно воссозданными копиями.

Здешние места спокойно можно назвать музеем музеев — в каждой горнице своя жизнь, свои уклады, которые сохранились до наших времен, пусть уже и за табличкой «руками не трогать».

А снаружи меж тем уже сумерки. Темнеет севернее столицы непривычно рано, но здесь скрывшееся солнце только добавляет уюта. По всей территории расположены фонари мягкого оранжевого света. Что примечательно — все они так или иначе подогнаны под окружающее пространство — или маленькая двускатная крыша, или заборчик деревянный, разрезающий свечение на лучи.

Даже несмотря на усиливающийся морозец, хочется еще хотя бы раз обойти это место уже в темноте, наслаждаясь мерным поскрипыванием снежка под ногами, гладя рукой гладкие перила моста, разглядывая резные украшения калитки, ведущей в беседку, которую сразу и не признаешь, как сделанную совсем недавно — очень уж уместно здесь все выполнено, и с любовью к общей стилистике музея.

Долго ли? Даже на холоде, с перерывами на отогрев, три часа здесь провести — одно удовольствие. Дорого ли? Вдвоем пройти на территорию и затариться сувенирами, уложившись в тысячу абсолютно реально. Впечатления — налицо, точнее, на фотографии. Так что, будете у них, на Костроме — милости просим. Поистине очень уютный уголок старой России, заслуживающий визита.

Я тебе позвоню из суздальской высотки

Евген Гаврилов

Самый звучный музей города-заповедника, которому нет и трех лет.
Представьте, что вы мэр города-музея, в котором что ни дом, то памятник культуры или архитектуры. Насколько сложно вам будет привносить что-то новое на подконтрольную территорию? Речь сегодня пойдет как раз про одну такую новинку, уникальную в своем роде.

...

Из аула да на орбиту

Ринат Есеналиев

Про грядущий бой Хабиба и Конора.
Спорт всегда являлся предметом гордости многих для россиян, но гордость эта — не за количество стадионов и спортивных комплексов в нашей стране, а прежде всего за достижения наших соотечественников. Если бываете за рубежом, то, наверняка, когда узнают о вашей национальности, вам называют имя русского политика, одного космонавта, а потом имена двух или трех наших спортсменов. В ближайшее время может произойти событие, после которого к списку называемых радушными иностранцами имен, к Овечкину,

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх