«Мам, скажи, я умираю?» Красноярские медики на глаз диагностируют онкологию у детей

Анастасия Бодрая, Дмитрий Журавский
Некомпетентность врачей уже искалечила жизнь 6-летнего Влада и 8-летней Даши

Чуть больше месяца назад в редакцию Readovka с мольбой о помощи обратился отец 6-летнего Влада Белякова. Со слов Артема, красноярские медики 29 апреля отказались госпитализировать мальчика с рецидивом из-за надвигающихся майских праздников. За несколько драгоценных дней из-за температуры, операбельная опухоль наросла на позвоночник. Врачи развели руками — Влад стал неоперабелен«Все это время опухоль росла в моем сыне»: красноярские медики предпочли отдых жизни ребенкаШестилетний Влад теперь неоперабелен. В этот же день, тот же лечащий онколог смог на глаз определить отсутствие онкологии у 8-летней Даши Поплавной. И оказался не прав...

Украденное время

На следующий день после огласки истории Влада Следственный комитет начал проверку в отношении действий врачей, которые наблюдали за 6-летним мальчикомСК по Красноярскому краю начал проверку по факту публикации Readovka о шестилетнем Владе БеляковеРодители экстренно ищут врачей, которые готовы принять малыша. Вот только, как оказалось, для правоохранителей это задача не из легких. Ведь как можно оценить нанесенный вред ребенку, которому и так диагностируют столь непредсказуемый рак? Ведь при случае можно воспользоваться стандартной формулировкой: «Мы сделали все, что смогли. Рак оказался сильнее». Или же и вовсе намекнуть правоохранителям, что неадекватные родители решили «подзаработать на болезни своего сына» и собирают деньги на «некую реабилитацию».

Проверка затормозила, и материалы дела безрезультативно отправлялись то прокуратуру, то в УМВД по Красноярскому краю, где спустя несколько недель их и вовсе потеряли. Владу провели еще химиотерапию, а еще месяц ушел на попытки попасть в Российский онкологический центр им. Н. Н. Блохина.

— Мы бились много недель, чтобы нас приняли. Потом к нам заходит лечащий врач из Красноярска и снова говорит, что Москва запрашивает наши документы на госпитализацию в Блохина, — рассказывает Артем Беляков. — Сейчас мы проходим там лечение. Врачи совершенно не понимают, как нас лечили до этого? За полтора года никто не додумался проверить легкие Влада на метастазы... А они нашлись у нас. Оказывается, нас лечили не той химией, не по нужному протоколу, а самое главное... Перед отъездом красноярский врач назначил нам лучевую терапию, которая просто бы убила моего сына... Нам тут так и сказали...

Врачи из Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства оказались не при делах. Ну, вы знаете, рак — непредсказуемое заболевание...

Скажите спасибо, что лечим!

Вязанная шапочка с белесыми розами сбоку аккуратно помогает прикрыть отсутствие волос у 8-летней Даши после очередного курса химиотерапии. Нет сейчас в ее жизни любимых сердцу танцев, нет долгих и весьма нудных занятий в школе, нет и того самого звенящего заливистого смеха друзей-одноклассников.

— Мам, скажи, я умираю? — робко спрашивает похудевшая Даша, стараясь не смотреть в зеркало и не замечать опухоль на верхней губе. Мама Лена плачет. Тихо и по ночам, когда силы покидают ее, когда приходится бороться не только с болезнью, но и с красноярским медиками, которые умудряются диагностировать онкологические заболевания на глаз, назначать химиотерапию без диагноза и протокола, а после и вовсе разводить руками со словами: «Мы делаем всё...»

Больше всего улыбчивая Даша любила свои танцы, учить все новые движения и маленькой звездочкой светиться на сцене. В конце марта девочка упала, ударившись лицом об пол. Да, с кем не бывает? Только вот на верхней губе образовалась небольшая шишечка. Она не болела, не беспокоила, но и не думала проходить.

Мама Лена решает обратиться сначала в ЦРБ к травматологу. После недолгого осмотра врач советует отправиться к стоматологу, и чем быстрее, тем лучше. Прием уже заканчивался, тогда женщина решает, обратиться в платную взрослую клинику.

— Помню, что стоматолог сказал — это гематома. Проткнул шприцом, но гной так и не пошел. Назначил антибиотики, посоветовал греть место удара. Это как раз было 8 апреля, — вспоминает мама Елена Поплавная. —  Я стала замечать, что уплотнение не уменьшается, а растет. 18 апреля я обратилась в детскую стоматологию к хирургу. Нас посмотрели и сказали, что 70% онкология.

Онкология на глаз

Худшие опасения подтвердились. Перед майскими праздниками, 29 апреля женщина решает вместе со стеклами из Минусинска ехать сразу в Красноярский краевой клинический центр охраны материнства и детства на прием к онкологу. Только бы успеть с лечением, только бы...

Возле кабинета онколога собралась немалая очередь, но врача на месте все не было. Женщина вспоминает, что тогда она и познакомилась с родителями Влада Белякова. Тогда именно она застала сцену, когда мальчику отказали в госпитализации из-за майских праздников.

— После небольшого скандала, врач подошел к нам. Руками поднял верхнюю губу, несколько секунд посмотрел и на глаз определил, что это не онкология! Вы представляете? Он не стал забирать стекла с материалом, не назначал анализов никаких! Хотя у нас уже стоматолог заподозрил рак! Это как? — на несколько секунд Лена замолкает, потом продолжает уже чуть тише. — Просто это были праздничные дни и ему было не до нас.

Специалисту тут, конечно, виднее, но у матери закрались сомнения. Врач отправил 8-летнюю Дашу в краевую челюстно-лицевую больницу. Девочку положили без мамы, одну. Именно там планировалось удалить опухоль, но во время операции 19 мая хирург понял, что это онкология и удалять новообразование категорически нельзя. Поэтому приняли решение, что необходимо взять кусочек опухоли и отправить его на дальнейшее обследование. Предварительный диагноз на 24 мая — злокачественная шванома, чуть позже его заменили на рабдомиосаркому второй степени без метастаз.

— Краевая детская больница отправляет стекла в Рогачева в Москву на перепроверку только 10 июня, а с 3-го нам уже стали прокапывать химию, — рассказывает Елена. — Понимаете, нам ставят химию даже без ПРОТОКОЛА лечения, без конкретного диагноза. Врач в Красноярске НЕ назначает нам ни КТ, ни МРТ, ни ПЭТ. Это как?

Мама Лена плачет от бессилия. Она ведь помнит, как ее дочка одна лежала в больнице, как совершенно не могла ничего есть из-за опухоли, которая пошла уже на лицо. Как однажды ее девочка взяла крепко за руку и тихо спросила: «Мам, скажи, я умираю, да?». Тогда мама Лена собирает все свои силы и лично начинает разбираться: почему не доходят стекла с материалом до Москвы, почему врачи вечно говорят, что аппаратура КТ и МРТ сломана? И почему их назначают ТОЛЬКО 22 июля... И при этом продолжают ставить общую химию без протокола лечения?

— Я спросила (у врача), мол, когда будем делать ПЭТ или КТ, чтоб узнать, есть ли у нее метастазы. На что он мне ответил: «Приедете 22 июля на 3 химию, и я вас поставлю на очередь на ПЭТ либо на МРТ», а я ему: «Так с 3 июня вы же говорите, что ее поставили на очередь!», а он просто промолчал. Это как? Нас выписали, и мы практически сразу летим на прием к врачу-онкологу в Москву. Врач была в шоке! Она постоянно спрашивала меня, мол, почему ваши врачи не отправили к нам материал Даши на постановку правильного диагноза? Как они могли лечить без элементарного протокола? И где они увидели веретеновидоклеточную опухоль, им этого мало нужен сам материал, который они (красноярские медики — прим. ред.) даже не брали...

Сразу после поездки от Даши отказывается лечащий врач-онколог из Красноярска, при этом каких-либо нарушений руководство больницы в лечении 8-летней девочки не видит. Так ситуацию прокомментировала заведующая отделением онкогематологии Красноярского краевого центра охраны материнства и детства Марина Борисова.

Она объяснила, что была проведена первичная диагностика, и сейчас материалы отправлены на повторное исследование, однако причин сомневаться в диагнозе у них нет.

Мы долго разговаривали с мамой и, как мне кажется, пришли к пониманию. Сейчас там всё хорошо, опухоль уменьшилась, по операции мы будем смотреть. Если федеральный центр посчитает нужным взять ребенка к себе на лечение, они нам сообщат, — рассказала заведующая местным СМИ.

Но мама Даши не доверяет больнице и хочет, чтоб ребенка перевели в московскую клинику. Прошло уже 4 месяца, однако, со слов Елены, до сих пор нет даже точного диагноза...

Красноярская медицина

Пока родители пытаются спасти своих детей от беспощадной красноярской медицины, сами медики лишь сокращают шансы маленьких больных на выживание, беспощадно крадут драгоценное время. Вдумайтесь сами — после консультации в Москве от маленькой Даши отказывается лечащий онколог. После выхода нашей первой публикации о болезни Влада Белякова, в его медицинской карточке, аккурат перед отправкой документации в центр имени Блохина, появляются записи о «неадекватной» реакции отца.

Поведение красноярских врачей вызвало у нас лишь недоумение. Все встало на свои места лишь после того, как мы окончательно разобрались в ситуации. Полноценное расследование в истории Влада и Даши невыгодно не только врачам центра охраны детства и материнства, но и региональному Минздраву. Система оказания медицинской помощи в Красноярском крае давно уже трещит по швам.

Начнем с малого. Бывший главный врач «Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства» Андрей Павлов находится под следствием. Его подозревают в получении минимум 10 взяток при организации поставок в центр лекарств и медицинского оборудования. Большая часть поставщиков, с которыми договаривался Павлов, продолжает работать с центром и сейчас.

По стопам Андрея Павлова может пойти и нынешний руководитель медучреждения Вадим Янин, на минуточку — бывший министр здравоохранения Красноярского края. Федеральная антимонопольная служба раскрыла крупнейший картель, организованный поставщиками противоопухолевых препаратов. По версии антимонопольщиков, АО «Ланцет», ООО «Компания Фармстор» и ЗАО «Фирма Евросервис» договаривались с руководителями медицинских учреждений, и поставляли лекарства по завышенным ценам. За 7 лет «Ланцет» заключил с «Красноярским краевым клиническим центром охраны материнства и детства» 58 госконтрактов на 67 млн руб. За тот же промежуток времениУФАС подозревает компании «Ланцет» и «Фармстор» в организации картеля по поставке препаратов для лечения онкозаболеванийНо из-за беззубой политики антимонопольщиков наказывать его, как и остальные, никто не будет ЗАО «Фирма Евросервис» получила 70 госконтрактов на сумму 57 млн руб.

В качестве министра здравоохранения Янин наблюдал за данной схемой аж до 2017 года. С сентября прошлого года он лично руководит их исполнением в качестве и.о. главного врача.

Пост министра Янин покинул не в простое для региона время — при подготовке края к зимней Универсиаде. В результате полнейшей неразберихи региональный оператор обеспечения красноярцев льготными лекарствами был вынужден отпускать медикаменты в долг. Краевой Минздрав оказался должен «Губернским аптекам» 300 млн. руб. При этом на складах оператора «осели» лекарства общей стоимостью в 500 млн. руб. — заказанные министерством медикаменты оказались невостребованнымиУФАС подозревает компании «Ланцет» и «Фармстор» в организации картеля по поставке препаратов для лечения онкозаболеванийНо из-за беззубой политики антимонопольщиков наказывать его, как и остальные, никто не будет.

При этом пациенты «Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства» жалуются на огромные очереди для проведения КТ и МРТ. Врачи объясняют это поломкой приборов. Что в истории Влада, что в истории Даши оба аппарата играют ключевую роль. В результате родителям приходится проходить процедуры в платных центрах.

Как нам удалось выяснить, за исправность медицинского оборудования в центре, как и в большинстве медучреждений края отвечает АО «Медтехника». Компания, 100%-м владельцем которой является Агентство по управлению государственным имуществом Красноярского края.

Подробно данную схему мы описывали ранее. Региональное правительство создает компанию, под которую все медицинские учреждения региона прописывают аукционную документацию по поставке и техническому обслуживанию медоборудования. Компания (в нашем случае это АО «Медтехника») проводит закупки у единственных поставщиков, в обход аукционов и тендеров. Таким образом, контракты на поставку оказываются у «нужных» компаний, а на счетах компании оседает разница, которую чиновники могут вывести через фиктивные закупки.

Устанавливать, что стало причиной, а что следствием: диагноз «на глаз» от онколога и ненужные центру охраны детства и материнства МРТ и КТ, должен Следственный комитет. В реальности проверка, начатая СК по факту нашей публикации о Владе Белякове, лишь породила документарный волейбол между СК, МВД и прокуратурой. Пока отдельные чиновники зарабатывают миллионы на поставках жизненно необходимых лекарств и организации закупок в региональные больницы, родители Влада и Даши делают все, чтобы спасти детей от красноярской медицины и дать им шанс на нормальную помощь квалифицированных врачей и работающего оборудования.

Красноярские же доктора и сотрудники Минздрава даже не переживают из-за возникшей проблемы. В любом случае у них есть отговорка для любых проверок: «Это же рак — непредсказуемое заболевание».

«Вопрос жизни и жизней»: смоленская зоозащитница, спасшая 200 животных, нуждается в помощи

Анна Бахошко

Молодая женщина теряет слух и зрение, пока врачи не могут определиться с диагнозом.
Анастасии Трофимовой 35 лет, но в свои годы она не понаслышке знает, как пахнет смерть. Вот уже несколько лет девушка спасает животных, пострадавших от руки человека. А теперь спасение нужно ей самой.Жизни: 9 кошачьих и 2 человеческиеСенька был одним из котов, который взялся из ниоткуда и чуть было не ушел в никуда. Усатый-полосатый 8 лет прожил у смоленской пенсионерки. Когда у кота заболели поч

...

«Ложечку за маму!»: медики выяснили, отчего толстеют россияне

Вероника Серебрякова

Оказалось, все проблемы заложены с самого детства.
Главным внештатным специалистом-терапевтом российского Минздрава Оксаной Драпкиной были названы главные ошибки жителей нашей страны, приводящие все большее количество взрослых и детей к лишнему весу.Медик уверяет, что самая главная ошибка состоит в том, что взрослые и дети много едят, и так мало двигаются. Тогда как уговоры «ложечку за маму», чтобы ребенок съел как можно больше, излишни и вредны. К пище следует относиться разумно, а к рекламе — критически.К

...


наверх