«Они хотят отобрать грудничка от мамы»: многодетную семью лишают родительских прав за участие в митинге

Анастасия Бодрая
Корреспондент Readovka встретилась с Петром Хомских, чтобы разобраться, почему это выгодно и силовикам, и оппозиции

2 сентября Никулинский районный суд рассмотрит иск о лишении родительских прав москвичей Петра и Елены Хомских. 3 августа семья находилась на Пушкинской площади с тремя дочерьми, где проходила акция за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Прокуратура утверждает, что детей супруги взяли с собой, чтобы избежать задержания, и требует изъять из семьи двух младших девочек...

***

Голубоглазая Аня смотрит внимательно на папу, потом морщит лоб и начинает загибать пальцы: сначала мизинец, потом безымянный.

— Вот мне сколько! Три! — торжественно заявляет девочка, косясь на папу Петю и ожидая одобрения, он улыбается и кивает. Довольная Аня расплывается в улыбке, она еще не понимает, что всего через несколько месяцев ее вместе с младшей 3-месячной сестрой могут забрать у папы с мамой. Навсегда.

Елена и Петр Хомских предпочитают, чтобы их считали неравнодушными активистами. Поэтому в субботу, 3 августа, семья Хомских вышла на протестную акцию «Вернем себе право на выборы». Первоначально предполагалось, что шествие пройдет от Трубной и Пушкинской площади, где после задержания Любови Соболь, стихийно стали собираться люди.

Петр вспоминает, что в первый раз вышел на митинг, когда ему было всего-то лет 14. Тогда на Манежную площадь вышло около 500 тысяч человек. С тех самых пор мужчина регулярно участвует в митингах, которые соответствуют его либеральным взглядам. Хомских многодетный отец, от первого брака у мужчины осталось трое сыновей, с нынешней супругой Еленой — еще трое дочерей.

— Но я продолжил деятельность (политического активиста, — прим. редактора) в меру сил, конечно, нужно кормить детей, — рассказывает мужчина, пытаясь одним глазом уследить за своей белокурой красавицей. —  Массу детей нужно кормить, нужно работать, много домашних дел, ну и как-то этим заниматься.

Вместе с супругой многодетный отец выходил на Московские протесты и 27 июля, правда тогда с ними не было детей. За ними приглядывала няня, а вот 3 августа у нее был выходной. Семья решила идти вместе с девочками.

— Форматом акции был прогулка. Вот не митинг, ни акция, а просто прогулка. И мы, собственно, так и гуляли. Мы шли вдоль бульваров, останавливались на детских площадках, играли и продолжали свой путь и прошли от Кропоткинской до Чистых прудов, - вспоминает Петр тот день. — То есть сказать, что мы потащили детей именно на акцию нельзя. Мы не задерживались ни на одной точке. Ну, за исключением детских площадок. Не выкрикивали лозунги, ни несли плакаты, ничего, то есть это была прогулка.

Никто не мог предположить, что дальнейшие события примут такой оборот. Семейную пару с тремя детьми, да еще и на митинге мгновенно облюбовали журналисты и фотографы. Уже вечером в социальных сетях появился видеоролик, где Елена и Петр безуспешно пытаются разнять запутавшиеся колеса детских колясок.

— Мы не знали, что там творится на площади. Мы вынырнули из пешеходного перехода, он не был оцеплен. А там значит стоит толпа, и цепочка ОМОНа начала ее вытеснять. У них есть такой прием, — не прерываясь, Петр пальцами пытается показать, как шла шеренга. — Они плотно идут так и пытаются вытеснить собой. И мы как раз к ним под ноги! Естественно, мы не стали там стоять, как-то сопротивляться. Мы пошли-пошли-пошли. Поскольку мы шли близко друг от друга, у нас запутались колеса от колясок. И вот был момент, когда мы, значит, заминаемся, а потом уже едем дальше. Представьте, такая картинка: идет ОМОН плотным строем, люди отступают и тут мы с колясками попадаем между двух огней, и нас начали снимать. ОМОН видит, что мы замешкались с колесами, и вот эта цепь она вот так вот (показывает на пальцах изгиб) прогнулась. Они немножко затормозили, не стали толкать нас в спину и дали нам возможность пройти. Мы тут же ушли. Вот весь экшен наш.

Видеоролик моментально подхватили всевозможные паблики: оппозиционные и прогосударственные. Петр признается, что именно тогда почувствовал, что просто так это не закончится. Ведь основной посыл от «Пригожинской фабрики троллей — отобрать детей». Их мужчина распознал сразу, «по характерному подчерку постов», тогда он вместе с супругой уже принял решение обратиться к адвокатам «Агоры».

— Я знал, если сегодня об этом говорят «портяночки», то завтра заговорит прокурор. Через неделе две нас стали пробивать по месту жительства, старой работе и в детском саду. Мы до последнего надеялись, что нас пронесет, но адвокат сообщил, что иск уже на рассмотрении.

Именно эта ситуация послужила для искового заявления прокураторы на лишения родительских прав двух из трех детей Елены и Петра Хомских. В документе указано, что опасность, которой родители подвергали своих дочерей — трехмесячную Сашу и трехлетнюю Аню — исходила, с одной стороны, от «большого количества агрессивно настроенных митингующих», а с другой — «от вооруженных сотрудников Росгвардии». Однако Петр уверен, что тут дело совсем в другом.

 — Мой адвокат говорит, что не лишат родительских прав, что это невозможно. Но я не разделяю ее оптимизма.

— Почему? Есть какие-то основания?

— Им это нужно для того, чтобы посеять в обществе страх. Чем беспредельнее, бессмысленнее и беспощаднее решение, а еще это оформляется в качестве пропагандистского такого репортажа: вот детей изымают, вот проклятые оппозиционеры, они детьми прикрывались и вот мы у них изымаем детей — таким репортажем четкий нужно послать сигнал. Я понял, чего они испугались! Они испугались, когда росгвардейцы прогнулись немножечко и дали нам пройти. Они подумали, что, а если они завтра все с детьми выйдут? Мы не сможем их отметелить и упаковать! Лояльность росгвардии при наличии детей поставлена под сомнение. Лояльность, скажем так, их полная покорность и выполнение приказа под сомнением — это очень опасная для них тенденция. Они хотят четко сказать: обществу с детьми на акцию нельзя! Поэтому мой прогноз... негативный. Нас лишат родительских прав, это точно, — спокойно говорит Петр, пока 3-летняя Аня пытается одной ручкой закрыть папе рот.

— Такие материалы выгодны и для оппозиционеров. Согласитесь?

— Нет, что вы! — возмущенно заявляет активист, продолжая говорить, не отвечая на мой вопрос — Нам они уже объявили, что мы — клопы — это чиновник из мосгоризбиркома, что мы — анчоусы, это сказал в личном разговоре Путин и перхоть — это в личном разговоре сказал Медведев, будучи еще президентом. Это проговорки, они действительно думают о нас, как о таких субстанциях. Они отказывают нам в человеческих и гражданских правах, как мне кажется. Что бы они не сделали, они будут правы. Они могут убить детей и сказать, что так и надо. Но важно, как это преподнести пропагандистски. Но на детях маленьких можно отыграться. Младшей 3 месяца, она грудничок. Они хотят отобрать грудничка от маминой груди! У них абсолютно никаких моральных ограничений нет. То есть нужно убить — убьют, нужно уничтожить — уничтожат, есть только фактор целесообразности. Холодный расчет.

— Вы сейчас говорите как семьянин или как гражданин?

— Я сейчас говорю, как гражданин и имею ввиду нас всех, вне зависимости о политический убеждений. Тот же судья — он тоже клоп. Потому что он не принимает решения в зале суда, ориентируясь на показания защиты, обвинения. А он чтец, он зачитывает, что ему по емейлу сбросили. Соблюдая формальную процедуру. Это известно. Это все по политическим делам. У всех есть же скелеты в шкафу? Вот и им могут зачитать. Я всю жизнь этим интересовался и пытаюсь отстаивать... Но нас так мало.

Мужчина заканчивает разговор спокойно, вертлявая Анюта тоже успокаивается будто бы почувствовала серьезное настроение отца. Девочка больше не улыбается, а в глазах уже еле заметны маленькие бесята, которые просто хотят «домой». Малышка хныкает...

Сейчас у Елены практически пропало грудное молоко. Со слов Петра, его супруга все переживает очень эмоционально, и тут есть конкретные причины: полиция, опека, все звонят ей постоянно. Детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович взял под свой контроль ситуацию с Хомскими, заявив, что ему необходимо понять, в чем обвиняют родителей и противоречит ли это государственной политике в области сохранения детей в семье.

А пока ожившая скорым возвращением домой Аня машет мне рукой на прощание, ее голубые глаза почти закрываются от долгой прогулки. И я понимаю, что с вероятностью 99 процентов этих детей заберут. Оппозиционеры рьяно будут орать, что путинский режим уничтожает «наших» детей, а государство не захочет создавать прецедент, чтобы одним конкретным примером пресечь все попытки выхода на митинг с малышами.

Уже завтра на Чистых прудах Любовь Соболь призывает собраться таких же разгневанных горожан, как семья Хомских. Параллельно с этим полиция и власти через подконтрольные каналы медиа тиражируют предупреждения, а где-то и прямые угрозы — лучше не приходите. Но нет сомнений, что люди вновь придут и вновь будут массовые задержания. Все это повторится уже в четвертый раз за короткое холодное московское лето и ощущение игры в поддавки, когда каждый из игроков лишь проверяет, насколько серьезно относится к происходящему его оппонент, лишь усиливается.

Но речь даже не о лидерах протеста или силовиках и их целях. Речь о маленькой 3-летней Ане и 3-месячной Саши. О судьбе которых нет никому дела.

Под Смоленском пожилая женщина попыталась убить восьмерых приемных детей

Анна Новосельцева

Малышей спасла старшая дочь.
Криминально-семейная драма развернулась в поселке Остер, что в Рославльском районе Смоленской области. Местная жительница 63 лет от роду в порыве гнева решила убить своих приемных детей, а их у женщины было аж восемь.По информации источника Readovka, семейство переехало в поселок совсем недавно. Первым «звоночком» стала госпитализация главы семейства — мужчина попал в медучреждение с множественными травмами. По основной версии, на него беспричинно напала обезумевшая супруга.

...

«Ложечку за маму!»: медики выяснили, отчего толстеют россияне

Вероника Серебрякова

Оказалось, все проблемы заложены с самого детства.
Главным внештатным специалистом-терапевтом российского Минздрава Оксаной Драпкиной были названы главные ошибки жителей нашей страны, приводящие все большее количество взрослых и детей к лишнему весу.Медик уверяет, что самая главная ошибка состоит в том, что взрослые и дети много едят, и так мало двигаются. Тогда как уговоры «ложечку за маму», чтобы ребенок съел как можно больше, излишни и вредны. К пище следует относиться разумно, а к рекламе — критически.К

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх