«Никаких прогнозов медики не дают»: красноярский школьник впал в кому из-за врачебной ошибки

Мария Язикова
Readovka связалась с матерью мальчика – рассказ из первых уст

Минусинский школьник Егор сейчас находится на грани жизни и смерти. 12-летний мальчик пострадал от рук грабителей, но основной удар по здоровью он получил не от хулиганов, а от красноярской — с позволения сказать В Красноярске за полгода врачи одного центра трижды чуть не погубили детейПострадавших может быть намного больше, но ни Минздрав, ни власти не собираются ничего менять - медицины.

Как и почему Егор оказался в «стабильно тяжёлом состоянии», да ещё и в коме, изданию Readovka рассказала мама пятиклассника Анна. Дадим слово ей.

«Мой ребёнок учится в музыкальной школе, играет в оркестре на кларнете. В тот день [5 февраля — прим.ред.] у него были занятия.

Мы живём рядом, прям из окна музыкальную школу видно. Я ему всегда говорила: „Ходи домой по аллее, там хотя бы освещение есть“. Но по этому пути два светофора на перекрёстке, и в тот день он решил срезать, перебежать дорогу около магазина. И тут к нему подошли два подростка — один в маске, а второй высокий с длинным лицом — и говорят: „Дай телефон позвонить“. А сына сказал, что у него нет телефона с собой (его и правда не было в тот день), и пошёл дальше. А потом, он говорил, у него как зазвонило в голове!

Когда милиция допрашивала, спросили, кто его бил, и Егор сказал, что который в маске, потому что, когда сын обернулся, высокий был дальше. Потом Егор встал и попробовал пойти к дому, но метра через два упал в обморок. Повезло, что там рядом оказалась женщина-медик и мужчина. Они вызвали скорую, а потом нашли дневник сына и позвонили мне — там записан мой номер.

Мы с мужем сразу оделись и прибежали, там уже врачи были... Сына рвало... Бледненький такой был... Оказалось, что это сотрясение мозга. Потом мы приехали в больницу делать КТ, но его не сделали, потому что аппарат сломался.

Мы там [в травматологическом отделении Минусинской межрайонной больницы — прим.ред.] полторы недели лежали, но ничего нам так и не сделали, только рентген. Четыре дня нас просто капали, и я кое-как вымолила МРТ через краевую горячую линию [за каждой районной больницей, где не хватает того или иного оборудования, закреплён частный медицинский центр, оснащённый недостающими аппаратами. При необходимости бесплатные обследования можно проводить у „частников“ абсолютно бесплатно — прим.ред.].

Только после этого Егора свозили от больницы в частный медицинский центр „Виктория“, но там сказали, что всё хорошо. Это уже был четверг, а потом врач пришёл и сказал, что всё, завтра [в пятницу — прим.ред.] у нас выписка.

Тут уже сын сказал: „Мам, ну чего я тут ночевать буду?“ Я поговорила с медсестрой, выписку из больницы уже сделали, переговорили с врачом, и нас отпустили домой. Я, конечно, написала заявление, какое надо, а теперь врачи эти говорят, что я сама сына НЕДОЛЕЧЕННЫМ из больницы забрала. А как недолеченным, если они говорили, что всё хорошо, и следующим числом уже выписку оформили?

После этого мы поехали наблюдаться у педиатра на своём участке, но она нас перенаправила к невропатологу — это же черепно-мозговая. И эта врач вообще была возмущена, очень ругалась: „Почему не показали нейрохирургу, где КТ, где МРТ [родителям отдали только данные на диске, без описания — прим.ред.]?

Мы его берегли, разрешили только потихонечку делать уроки — он очень переживал. Делали уколы, давали таблетки — всё, как нам прописали. Было всё нормально, в субботу тоже, мы готовились к 23-му [февраля — прим.ред.], он мне даже готовить помогал... А ночью подскачила дочь и говорит: „Мам! Егору плохо! Он задыхается!“

Мы с мужем побежали к детям в комнату, стали звать его, скорую вызывать. Только реанимация привела его в чувства, а у него судороги начались. Судороги убрали, он в сознании был, его быстро в ЦРБ повезли. Когда уже подъезжали, он как закричал: „Мама! Голова! Голова!“. А потом в больнице стали терять время. Сначала его отправили на КТ [аппарат уже починили — прим.ред.], но сказали, что всё хорошо. Я понять не могу, как они там это КТ читали?!

Потом его перевели в реанимацию, под капельницу. И тут опять судороги начались... Меня сразу выгнали из палаты, привели сына в чувства и перевели на искусственную вентиляцию лёгких.

Так как КП „чистое“, они вызвали терапевта, думали, что у него инфекция. Долго не могли взять кровь, спинно-мозговую жидкость... Егор был в сознании, всё понимал, а они всё кололи и кололи его. Кое-как взяли всё наконец, но уже через час выяснилось, что это не инфекция. Но время уже было потеряно. Уже было шесть часов вечера.

Потом со мной связался депутат из Абакана. Только через него началось продвижение — он связался с министром здравоохранения. Как я уже потом узнала, в Красноярске нас готовы были принять в тот же день, но это наши врачи что-то тянули. „С нашей стороны всё было готово ещё 23-го, и место, и авиация [для транспортировки — прим.ред.], но это ваша сторона что-то тянула“, — мне рассказали в Красноярске.

Потом Егору опять делали КТ, опять теряли время... И они опять ничего не увидели: всё хорошо, никаких патологий нет! Суммарно целые сутки потеряли.

Вылететь в Красноярск мы должны были утром. Я с 8 часов уже была в больнице, но тут авиация не принимает. И тут мне в нашей ЦРБ стали говорить, что не могут связаться с Красноярском и проверить, свободно ли ещё наше место — может его уже заняли. Только через нашего депутата опять дороговорились, и нас наконец забрали. Хотя нас ждали ещё 23-го!

Уже в Красноярске — нас привезли около 18 часов — при первом же КТ у нас обнаружили и отёк мозга, и кровоизлияние, и плюс нашли сосудистую патологию — последствие сотрясения. Если б нормально КТ или МРТ сделали изначально, всё бы сразу выявили!

Я просто до сих пор поверить не могу, что такое может быть! Две недели нас никак не лечили, просто бросили ребёнка с сотрясением в травматологию, и всё! Всё надо выпрашивать, выбивать! Даже КТ за два раза нормально сделать не смогли...

А теперь мой ребёнок в коме, в стабильно тяжёлом состоянии... И никаких прогнозов врачи не дают».

Так, 12-летний мальчик, терзаемый судорогами, пролежал без квалифицированной медицинской помощи больше полутора суток. Почему ни один из специалистов Минусинской межрайонной больницы не смог обнаружить у ребёнка отёк мозга, кровоизлияние и патологию? Кто виноват в упущенном времени? И, наконец, кто на самом деле препятствовал транспортировке Егора в краевой центр: красноярские медики, предпочтя работу праздничному веселью, или их районные коллеги, тянувшие до последнего, чтобы никто не узнал об их «прегрешениях»?

Со всеми этими вопросами ещё только предстоит разобраться Прокуратура Красноярска признала незаконным отказ полиции в возбуждении уголовного дела на врачей местного перинатального центраМестные онкологи с пугающей частотой ставят детям неверные диагнозы прокуратуре. А родителям Егора остаётся лишь надеяться, что череда врачебных ошибок не будет стоить их мальчику жизни.

Госдума утвердила штрафы до 10 миллионов рублей за фейки и нарушение карантина

Юлия Лосихина

Уголовный кодекс пополнился двумя новыми статьями.
Государственная дума приняла в третьем чтении закон, позволяющий кабмину объявлять режим чрезвычайной ситуации на всей территории страны или ее части в случае необходимости. Также предусмотрены уголовная ответственность и штрафы за нарушение правил карантина и самоизоляции, в том числе и для здоровых людей.«Предлагается установить право правительства Российской Федерации в случае угрозы возникновения или при возни

...

Папа Саша

Анна Бахошко

Смолянин борется со смертельной болезнью, чтобы увидеть, как вырастут его дети.
У папы Саши два маленьких ребёнка и одна большая мечта: увидеть, как его крохи вырастут и родят ему внуков. А ещё у папы Саши острый лимфобластный лейкоз, который убивает мужчину намного быстрее, чем растут его дети. Целый год он боролся со смертельной болезнью, а когда до победы, казалось, уже рукой подать, враг сравнял счёт. Несмотря на проигранный бой, мужчина верит, что сможет победить в войне, ведь так учили его, и так он учит своих малышей.Болезнь подала первые

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх