«Марш отсюда, ковидная! Сейчас всех тут заразишь!»

Марина Рассолова
Смоленскую медсестру, спасавшую больных коронавирусом, отказывались лечить

Медработница Елена* получила термический ожог глаз в смоленском коронавирусном госпитале — от кварцевой лампы. Но когда она пришла в приемное отделение, начался «футбольный матч»: таких никто не хочет принимать.

Надо помочь

6 апреля Елену, трудившуюся акушеркой в женской консультации, попросили уйти в отпуск. Как и большинство медиков там. Но на третьей неделе вынужденного отдыха девушке позвонила заведующая:


- Леночка! Надо помочь в инфекции, совсем некому работать.

— Конечно, я готова.

Вскоре 21-летняя сестричка получила сообщение, что ее коллега из консультации Вера тоже туда пойдет трудиться. Заодно заведующая предупредила: с собой надо взять старую одежду. Работать предстояло в старом акушерском корпусе Первой инфекционной больницы (бывший роддом).

23 апреля молодые специалистки прибыли в отделение. Им дали хирургические костюмы, которые надо было надевать поверх старых футболок и штанов, две медицинские маски каждой, бахилы, очки и отправили в грязную зону.

— Будете уколы делать, помогать, что тут надо, журналы заполнять, температуру мерить. Все отмечайте в истории болезни.

Примерно через полтора часа пришла санитарка со старой кварцевой лампой.

— Вот! Выбила нам лампу, хоть наши халаты будут кварцеваться, — гордо заявила она. - В комнате, где переодеваемся, пусть горит. Тут оставляйте свою одежду. Дезинфекция!

Старшая медсестра, вводившая молодежь в курс дела, одобрила все это:

— Только не трогайте ее, пусть круглосуточно горит. И вы обработаетесь, разносить заразу не будете.

А потом посетовала:

— Вообще они должны быть в каждой палате и с защитой, чтобы при людях работать. Но приходится пока работать в полевых условиях. Ну что — вперед!

Через «чистилище»

Ночь Елена отдежурила, утром мама приехала на автомобиле, забрала ее. А 29-го апреля — снова пришла на работу. В этот раз условия получше: дали бежевые костюмы, маски-респираторы. Лампа уже была подключена, одевались при ее свете.

Потом разнесли еду в грязной зоне. И пока Лена градусники раздавала, ее подруга пошла разводить антибиотики.

— Девушка! Заберите мою передачу у жены, пожалуйста, — попросил один из пациентов в возрасте. Профессор из медуниверситета. — Она уже давно там стоит. Нам же выходить нельзя.

Лена пошла, в кварцевой комнате переоделась, забрала передачу. Потом снова переоделась — и к нему. А вечером, все закончив, опять та же очистительная комната — и отдыхать.

Ложась на кушетку, медсестра набрала маме:

— Все в порядке. Только голова болит и сосуды полопались в глазах.

— Может, маска виновата, недостаток кислорода... Ложись.

Но ночью Лена проснулась. Из глаз льется жидкость, дикая резь. Села, лицо руками закрыла. Проснулась и ее подруга:

— Что с тобой? Может, аллергия какая? Пойду лоратадин принесу.

Лена еле дождалась утра, лоратадин не помог... Она пошла к умывальнику и постоянно прикладывала к глазам руки с холодной водой. К этому времени лицо стало шелушиться. На рассвете девушка занавесила жалюзи, от света была невыносимая боль.

Вы уже пятая такая

Санитарка пришла, увидела ее и сделала заключение:

— Пройдет.

Старшая медсестра пришла в 7:30 — тоже увидела «красоту». И тоже заявила:

— Пройдет. Ты уже пятая такая. Заваренные чайные пакетики положишь на глаза. А 2-го на смену, не забудь. Другая медсестра дома полежала. Тоже так было, а теперь нормально.

Но не учли, что тут уж — у кого какая реакция... А у Лены боль не утихала.

Приехала мама, привезла ей очки солнечные. Зашли вместе в аптеку, но фармацевт, как увидела бедолагу, всплеснула руками:

— Не надо самолечения. Это серьезно! В областную больницу лучше поезжайте.

Мама снова села за руль, в это время рези усилились, тряпка холодная уже не помогала.

Передай другому

Зашли в приемное областной — и начался «футбольный матч»:

— Что вы сюда пришли? Идите в нашу поликлинику.

В поликлинике сразу вручили анкету — а там пункт: «Были в контакте с больными COVID-19»? Поставили галочку. От них сразу отодвинулись. Градусник положили только. Температура 36, 5. Пронесло...

— Ладно, ждите. Никуда не ходите.

Проходит час. Офтальмолог выбежала в коридор:

— Вы ковидная медсестра? И вот как вас принимать? Где направление? — и убежала.

Прошел еще час. Лене становится хуже, она медленно опускается по стенке. Лицо синеет.

— Помогите! — кричит ее мама.

Но никто не подходит.

— Ну что вы делаете? Кто-нибудь, позовите врача!

Тишина. Женщина стала звонить во все колокола: сначала — в скорую.

— Мы по таким случаем не выезжаем, обратитесь в Областную больницу.

— Так мы здесь!

— Тем более, зачем нам звоните.

В частные клиники:

— Что? Кварцевая лампа? А где она была? В первой инфекционной?! Нет, мы таких не принимаем.

Даже в МЧС позвонила:

— Что делать? Где принимают медиков, работавших с ковидными?

— Это не по нашей части.

Взвалив дочь на себя, мама пошла с ней к заведующей поликлиникой на третий этаж. А там в кабинете офтальмолог и сидит. Решает, что делать.

Увидев женщину с больной, врач завопила на весь коридор:

— Марш отсюда, ковидная! Бегаете по больнице, всех позаразите.

Лена и мама вернулись на первый этаж. Прошло еще минут 40 — и, наконец, больную вызвали на прием.

— Сидела врач в углу в костюме, как в Москве. У нас таких ни у кого нет. Я аж удивилась, — вспоминает Елена.

Лене доктор промыла глаза фурацилином, уколола обезболивающее в них. Антибиотик капнула, заложила тетрациклин. Оставила ждать — сама пошла к заведующей решать про больничный.

Через час выдала его, но без кода. Что это значит? Ни она, ни заведующая не смогли определиться: производственная это травма или же просто заболевание.

Написали заключение: термический ожог конъюктивы 1-й степени, а вторым диагнозом поставили вирусный конъюктивит — под вопросом.

— Лечитесь дома, вот лекарства. А 3 мая поезжайте в четвертую поликлинику, мы с ними договорились, вас примут.

— Но мы к другой поликлинике относимся...

— Нет, вас примут в четвертой.

В итоге Лену еще несколько раз пофутболили: из четвертой в областную, потом назад, а затем — в восьмую. На руках у нее сейчас три больничных от трех медучреждений. Два из них с кодом «04» — производственная травма, один (в четвертой поликлинике выдали) — с кодом «01»: заболевание.

«Мы не виноваты»

За это время Лена получила десятки звонков: заведующая консультацией звала чай вместе попить, инженер по охране труда предложила все решить мирно. Старшая сестра попросила написать объяснительную, что Лена была предупреждена об опасности лампы, и ее надо было выключать. Девушка не согласилась, сказав, что это неправда.

Что касается трудовой инспекции, редакция получила комментарий от Ольги Корчигиной, заместителя главного инспектора труда по Смоленской области:

— Все зависит от степени причиненного вреда. Если травма легкая, комиссия и расследование будет производиться работодателем. Если тяжелая — ее возглавит инспектор труда. В первом случае пострадавший может рассчитывать на оплату больничного в размере 100% среднего заработка независимо от стажа работы. Во втором, в случае осложнений, также на 100%-ю оплату больничного и оплату дополнительных мероприятий по реабилитации.

Однако когда Елена позвонила в инспекцию, вопрос уже, видимо, был решен:

— Вам надо было ночью вызывать скорую в больницу. Сообщать начальству. А так, может, вы после уже где-то ожог получили!

После всего остался только один вопрос к Елене:

— Вот теперь ты пойдешь снова к ковидным работать? Собой рисковать при таком отношении?

— Конечно, если надо — пойду. Больные тут ни при чем, — без сомнений ответила девушка. — Но очень хочется, чтобы создали медкабинеты для нас. Ведь и медики могут заболеть — а коллеги не хотят принимать. Ну и костюмы хорошие, и лампы с защитными экранами... — мечтательно говорит Елена и сама не верит, что так будет.

Также комментарий мы получили от старшей медсестры, проводившей инструктаж Елене. По ее словам, девушку предупреждали обо всех мерах безопасности:

— Я говорила ей: «Выключай лампу и заходи в комнату». Можно и не выключать, несколько минут там можно быть, две можно. Защитные очки тем более есть. Мы же там не работаем: зашли и вышли. Каждого предупреждаем. А она сидела там, наверное. Мы все такие же люди. Я тоже не из инфекции, я из кардиологии медсестра вообще. Но в обычных очках бываю в этой комнате, и нет ожога у меня. И ей говорила о мерах безопасности. Так устала уже, еще и за нее тягают. Со вчерашнего дня дома не была. А уже вечер...

Мы обратились за комментарием и к местным властям. Вот что нам сообщили:

— По данной публикации Департаментом по здравоохранению Смоленской области будет проведена проверка, по результатам которой будут приняты необходимые меры.

P.S: Редакция будет следить за развитием событий и очень надеется, что девушку не начнут травить после случившегося. А вместо этого проведут проверку, после которой исправят все недочеты.

*Елена — имя изменено по просьбе героини публикации.

Использованы материалы следующих авторов:

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...

Год со дня исчезновения Влада Бахова

Мария Язикова

Видео: воспроизводим хронологию поисков и расследования.
Ровно год назад, 6 апреля 2019 года, в лесу под Демидовом Смоленской области исчез 16-летний подросток Влад Бахов. Вряд ли кому-то нужно объяснять, кто это, ведь парень уже стал настоящей легендой всероссийского масштаба - во всяком случае об этом говорит старый-добрый «Яндекс», который любезно откликался на запросы о юном смолянине 1 миллион 699 тысяч раз.Для тех, кто запамятовал, всё же

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх