«Катынское дело - инструмент гибридной войны»

Игорь Владимиров
Историк Алексей Плотников объяснил, почему выступает против «геббельсовской» версии расстрела польских военнопленных

После того, как 7 мая 2020 года в Твери по решению прокуратуры со здания бывшего областного управления НКВД по Калининской области сняли В Твери сняли мемориальную плиту в память о расстреле польских пленныхНадзорный орган выяснил, что памятный знак был установлен на здании вуза ошибочно  мемориальную доску в память о якобы расстрелянных в нём поляках, к этой теме оказалось привлечено общественное внимание. Несколько десятков академиков подписали письмо с призывом не допустить «реабилитации сталинизма и его деяний как внутри страны, так и за её границами, признания своей преемственности с ним, что автоматически возлагает на современную Россию ответственность за совершённые им преступления».

Но, как установила прокуратура, текст на мемориальном знаке — «Памяти поляков из лагеря Осташков убитых НКВД в Калинине ради предостережения мира» — не основан на документально подтверждённых фактах. А сама доска была установлена без соблюдения установленной процедуры.

Уничтожение в городе Калинине в 1940 году поляков, которые были захоронены в селе Медное, считался частью «катынского расстрела». Доктор исторических наук Алексей Плотников, который давно занимается исследованием этой темы, высказал такую оценку:

«Без всякого сомнения — „Катынь“, в широком смысле этого слова, в настоящее время является инструментом гибридной войны, оружием разрушения целостности нашего сознания. Я считаю „Катынское дело“ одним из самых опасных элементов этой войны».

Ученый в своем интервью отметил, что в конце 80-х либеральное крыло руководства страны «активно работало на „польско-геббельсовскую“ версию событий в Катыни».

Антисоветской интерпретации Катынской трагедии дала путевку в жизнь в 1950-х годах сенатская комиссия в США, которая вынесла вердикт, что расстрел поляков под Смоленском — преступление НКВД. До того всё было абсолютно по-другому: «ни в войну, ни в первые послевоенные годы ни у кого не было ни малейшего сомнения в том, что это было преступление нацистской Германии».

Об уничтожении польских офицеров под Катынью, в котором, якобы, виновен советский НКВД, немцы заявили в апреле 1943 года. Но «известно, что гитлеровцы уничтожали польскую интеллигенцию и на территории самой Польши, например, расстрел под Варшавой (так называемый „Пальмирский расстрел“ 1940 года). А в Катыни они расстреливали тех, кто мог воевать против них, как позднее многие поляки, воевавшие в составе дивизии Зигмунда Берлинга».

Между тем у Советского Союза с политической и военной точек зрения не было никаких мотивов, отмечает историк. «Цифра в 20 000 расстрелянных является выдуманной, лживой и пропагандистской. При этом упор делается на то, что были расстреляны именно офицеры. Но это неправда!.. Даже среди тех, кто был эксгумирован в Катыни немцами в 1943 году, офицеров было отнюдь не подавляющее большинство».

Немцы эксгумировали более 4100 человек, из них чуть около половины были идентифицированы. Офицеров среди эксгумированных было не более 2150. Притом что в Польше в ходу версия о расстреле именно офицеров.

Алексей Плотников констатировал, что было три основных лагеря для содержания польских военнопленных: Козельский, Старобельский и Осташковский. В них, а также в более мелких пунктах, содержалось примерно 15 000 человек. Из них не более 9000 офицеров. Понимая, что офицеры — основа армии, костяк воинского контингента, немцы их расстреливали в первую очередь.

На территории СССР было создано два крупных воинских польских формирования. Почти 75 000 штыков составляла армия Андерса, который отказался воевать против немцев. Эти формирования позже были выведены в Иран, где влились в британскую армию. А корпус под командованием Берлинга, насчитывавший 75 000 человек, участвовал в боях вместе с Красной армией.

«В 1940 году было уже ясно, что агрессивная Германия на нас нападёт. И зная, что из военнопленных поляков можно сформировать вооружённые силы, которые будут нам помогать в войне, расстреливать их — просто глупость. Точнее — абсурд», — отметил исследователь.

Что касается Медного, то принято считать, что поляков расстреливали в затылок в подвалах калининского здания НКВД. Но улики против «версии Геббельса»:

«Они легли в основу обвинений в Нюрнберге, где виновными в убийстве поляков были признаны гитлеровцы. Эти улики приведены в известном «Сообщении комиссии под руководством Николая Ниловича Бурденко о расстреле военнопленных поляков в Катынском лесу немецко-фашистскими захватчиками». Сообщение было сделано по итогам эксгумационных работ в январе 1944 года. Напомню фактологию... Немцы начали эксгумацию в феврале 1943-го, после поражения под Сталинградом. 13 апреля они опубликовали провокационное заявление, которое тут же подхватило польское эмигрантское правительство в Лондоне. А в начале июня немцы неожиданно раскопки прекратили, сказав, что боятся эпидемии. На самом деле, просто был уже исчерпан пропагандистский эффект этой провокации как части информационной войны, курировавшейся лично Геббельсом... А в Катынь, я хотел бы напомнить, немцы свозили специальные делегации и корреспондентов, которым показывали результаты эксгумаций выборочно, под соответствующим «соусом»...

На место привозили «фиктивную комиссию медэкспертов из 12 человек», набранных в оккупированных и зависимых от Германии странах. которая подписала нужные немцам протоколы. Но расстрел из немецкого оружия: немецкие гильзы были в изобилии найдены в местах захоронений.

«Более того, на Нюрнбергском процессе фигурировала телеграмма, в которой «местные власти» сами с ужасом констатируют «немецкий след»... В ней говорилось, что во время эксгумационных работ... служащими польского Красного Креста были найдены пули и гильзы немецкого производства. Вспомним известную запись в дневнике Геббельса, о том, что, не дай Бог, станет известно, что там немецкие гильзы, тогда вся версия рассыплется в прах».

Предположения, что Сталин специально приказал расстрелять поляков из немецких стволов, чтобы свалить преступление на германскую сторону, либо же отечественные пистолеты были настолько плохи, что пришлось использовать импортное оружие, историк считает полностью несостоятельными, «за гранью разумного».

Кроме того, при эксгумации стало известно, что руки у многих расстрелянных были связаны бумажным шпагатом. Такого в Советском Союзе тогда не производилось — у нас был только пеньковый.

Еще одна важная улика — практически у всех, кто был опознан среди эксгумированных немцами расстрелянных, были найдены документы: паспорта, удостоверения офицеров, наградные документы, награды, справки, письма, открытки. При этом в НКВД существовала специальная инструкция, которая предписывала, что у расстреливаемых должно изыматься всё, могущее их идентифицировать.

Состояние обнаруженных тел свидетельствует тоже не в пользу «версии Гебельса»:

«И немцы, и комиссия Бурденко подтвердили, что тела были в очень хорошей сохранности. Но если их, как нас пытаются убедить, расстреляли весной 1940 года, то до эксгумации в 1943-м прошло бы три жарких лета. Как известно из судебно-медицинской практики, в коллективных захоронениях (а это было массовое коллективное захоронение без гробов) тела быстро истлевают. Там должны были остаться лишь скелеты! Поэтому даже представители вышеназванной комиссии из 12 судмедэкспертов... обратили на это внимание. И пришли к выводу, что расстрел был осенью 1941-го или зимой 1942 года, но никак не весной 1940-го. Что, кстати, отмечено и в материалах комиссии Бурденко».

До сих пор не найдено документов о том, что расстрелянным полякам у нас был вынесен смертный приговор. Документы, которые Дмитрий Медведев передавал полякам, неожиданно всплывшие только в 1992 году, являются подделкой, заявил Алексей Плотников. В них много несуразностей, в том числе указание на решение политбюро ЦК КПСС в так называемой «Записке Шелепина» 1959 года (в 1940 году компартия СССР называлась «ВКП(б)»). Историк предположил, что люди, которые поручили фальсифицировать документы, специально сделали так, чтобы любая профессиональная экспертиза показала их сфабрикованность.

Известно, что из лагеря «Козельск» военнопленных доставляли партиями в распоряжение УНКВД по Смоленской области на станцию Гнёздово, есть «этапные списки». Но из этого отнюдь не следует, что поляков расстреляли рядом, в достаточно оживленном месте.

«Тех поляков вовсе не расстреливали, их везли на работы! Военнопленные, получив свои сроки в качестве осуждённых, работали на строительстве, в том числе и под Смоленском... Есть масса свидетельств 1939-1941 годов, что их видели в польской военной форме, в «конфедератках» с квадратным верхом. Они, в частности, строили шоссе Москва — Минск. То самое шоссе, которое в 1944-45 годах сыграло важную роль в освобождении Польши», — сказал Плотников.

«Таковы аргументы, которые, я считаю, для любого непредвзятого человека, не говоря уже о суде, означают, что «катынское дело» за отсутствием состава и события преступления, должно быть закрыто раз и навсегда!» — резюмировал исследователь.

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: zavtra.ru

Фотографии в материале: zavtra.ru

То ли нацпроект, то ли бедствие смоленского масштаба

Евген Гаврилов

К завершению ремонта улицы Попова добавится еще исправление «косяков» подрядчика.
Работая в Реадовке вот уже без малого пять лет, я понял, что можно бесконечно писать про три вещи: отключки горячей воды, не задавшиеся городские праздники и очередные переносы сроков ремонта чего-либо. Последним Смоленск славиться особенно любит — не далее, как две недели назад мы писали, что многострадальная улица Попова вновь не желает прекращать ремонтироваться в срок. Тогда нас просили относиться с пониманием д

...

Через границу за дипломом, опытом и славой

Евген Гаврилов

Смоленские модели взяли призовые места на конкурсе искусств в Минске.
Близость российско-белорусской границы для смолян играет решающую роль во многих вопросах, связанных с путешествиями — куда съездить отдохнуть, как спланировать вылазку в Европу, а до скачков курса доллара — где без особых затрат предаться удовольствию шопинга. Ну и чего уж говорить о культурной сфере, где в рамках всевозможных фестивалей и конкурсов регулярно ездят в гости друг к другу участники из обеих стран. А это не только обмен опытом и возможность покрасоваться талантами перед зарубеж

...
Подписаться
Новости партнеров


наверх